Академия танца на
Петроградской стороне

Уже много сказано и написано про Академию танца Бориса Эйфмана на Петроградской стороне. Проект признан профессиональным сообществом, – на фестивале «Зодчество» в 2011 году «Студия 44» получила Золотой диплом в номинации «Проект», на петербургском «Архитектоне» в том же году также была отмечена наградой. Работа много публиковалась, но впечатления, полученные от посещения уже работающего, живущего жизнью своих обитателей – детей и взрослых – здания, оказались неизмеримо и даже неожиданно многократно ярче, чем виденные ранее изображения.

 
Как и положено всем домам на Петроградской стороне, постройка стоит на красной линии улицы Лизы Чайкиной. Не выделяется высотой, среди разностилья окружающей застройки отличается белым и классически строгим фасадом, с сохранённым оформлением входа, – от создателя построенного здесь 100 лет назад здания кинематографа «Ассамблея» архитектора Ф. Корзухина. 

 

Академия разместилась в квартале, где в советские времена сосуществовали разные виды использования: производственное, образовательное, жилое. Размещение Академии танца на месте бывшего кинотеатра и ликвидация производства создаёт новый профиль использования квартала, в котором доминирует редкое направление образования – обучение одарённых детей танцевальному искусству. Для качества жизни на территории важны неразрывность функциональных и пространственных характеристик. Теснота участка (всего 0,4 га) соответствует традиционно высокой плотности застройки Петроградской стороны: дома по Большому проспекту и по улице Лизы Чайкиной выходят на красные линии, вдоль Большой Пушкарской и Введенской улиц отступают на ширину тротуара и однорядной посадки деревьев. Теснота проездов/проходов вокруг Академии позволяет почувствовать пространство сада, окружающего деревянный особняк Ю.К. Добберт/Штейкмана (входит в состав Академии танца). Территория получила новый смысл, не только организующий пространство квартала вокруг Академии танца, но и поднимающий статус Петроградской стороны до событий мирового уровня.

 

Внутри Академии царит теплота и дружелюбие: дети и взрослые заняты своими делами, но при этом не забывают с тобой поздороваться. Организация помещений Академии вокруг центрального распределительного пространства нетрадиционна: планировка этажей не повторяется, помещения способны менять назначение и конфигурацию, не говоря о том, что дети могут использовать для общения, движения, занятий все составляющие части здания: лестницы, уровни пола, балконы галерей, – на что хватит фантазии. Академия построена вокруг вертикального коммуникационного стержня, нельзя сказать, что это лифт и лестница, – скорее, это воздух, объединяющий наполнение здания: лестницу, ведущую от входа, уровни этажей, выход во двор, окружающие старые дома. Переходы, мостики своей природой подчёркивают главенство воздушной стихии – общей для здания и для танца.

 

Тонко разыграны разные оттенки белого: белое холодное, белое тёплое, оттенённое голубовато-зеленоватым стеклом. Свет проникает как через обычные оконные проёмы, так и через фонари верхнего света. В некоторые помещения, расположенные в глубине здания, естественное освещение попадет только через верхние фонари: это красиво и придаёт залам для занятий разнообразие. Интерьеры отличает внимательное отношение к цели использования всех помещений и их элементов, а именно к качеству занятий. Это специальные полы для танцев, кондиционеры, оборудование для фиксации и просмотра занятий в разных режимах.

 

Залы для выступлений – это средоточие самого ценного в жизни Академии: здесь проходят концерты, мастер-классы, здесь происходит волшебство. Интерьеры соответствуют, особенно зал-«облако» на верхнем, четвёртом этаже с молочной стеклянной стеной и балконом на улицу Лизы Чайкиной.

 

Трогают детали, отсылающие к металлическим лестницам Карло Росси, используемым практически во всех его зданиях, включая Академию балета им. Вагановой.

 

Дети здесь не только учатся танцевать: примерно треть от общего числа учеников живёт в интернате – в блоке, выходящем в сторону Большой Пушкарской и особняка Добберт. Кроме связи с внутренним общим атриумом, эта часть имеет отдельный вход с территории сада, и, надо сказать, к нему всё время идут мамы с маленькими детьми – на просмотр или на занятия…
Жизнь детей в этом здании неразрывна с их обучением, но в интернатском блоке есть комнаты для своих собственных занятий, отдыха. Коридор вдоль комнат нескучный, идёт по кругу, как «циркуль» в Академии художеств.

 

Вокруг Академии танца Бориса Эйфмана архитекторами «Студии 44» создаётся среда нового для исторических районов Санкт-Петербурга качества: не обветшавшая, провинциальная, а самого что ни на есть мирового уровня, наравне с балетными кварталами Лондона, Парижа и других признанных балетных городов мира. Редкая радость – всё совпало: маэстро Борис Эйфман, Петроградская сторона, архитектура Н. Явейна; не подкачали государственный заказчик – Комитет по строительству Правительства Санкт-Петербурга – и генеральный подрядчик – ООО «ПСБ ЖилСтрой».

 

Глупо сожалеть об исторических зданиях, попавших в проект Академии танца. А особняк Добберт, счастливо уцелевший во всех испытаниях, заживёт новой долгой жизнью.

 

Возможно, это абсолютный идеализм и утопизм, но как было бы хорошо, если бы реконструкция этого отдельно взятого квартала на Петроградской стороне послужила образцом для процесса реконструкции исторического центра Санкт-Петербурга. Основанное на ключевом объекте использование и пространственная организация пространства, внимательное отношение к назначению и оформлению каждого квадратного метра территории, взаимосвязи между внутренними и внешними общественными пространствами – это путь достижения нового уровня качества территории исторического центра, конечно, при условии того же градуса заинтересованности и профессионального мастерства.