О заседании градсовета Санкт-Петербурга 30 марта 2016

IMG_2048

 

 

30 марта в КГА Санкт-Петербурга состоялось заседание градсовета – первое в новом составе, первое при новом главном архитекторе СПБ Григорьеве и первое в 2016 году. А если учитывать, что в 2015 году официальных градсоветов, если я не ошибаюсь, вообще не было, то событие получилось и вовсе знаменательное. Обсуждалась концепция четырёх кварталов намывных земель на Васильевском острове – тех, что соседствуют с территорией будущей застройки по проекту «КСАР-Orange» совместно с «А.Лен».

 

Заказчиком выступило ООО «Десна Капитал», проектировщиком – ООО «Архитектурная мастерская Б-2».

Лично у меня сразу возник вопрос: а почему такая ответственная зона, не менее важная, чем конкурсный участок от «Глоракс Девелопмент», отдаётся под проектирование без конкурса? Видимо, вопрос беспокоил не только меня, поскольку через некоторое время его озвучил архитектор Юрий Митюрёв. Председатель КГА Владимир Григорьев не смог дать убедительного ответа, а вице-президент СА СПб и рецензент рассматриваемого проекта Святослав Гайкович лишь посетовал на сложившуюся ситуацию с конкурсами, которую город не может, либо не хочет переломить.

 

Проблема выглядела особенно остро, поскольку концепция фирмы Б-2 показалась не слишком убедительной. На издержки заданной планировки, вытекающей из морально устаревших нормативов, наложилась невыразительная архитектура, решённая в один приём и создающая впечатление монотонного хаоса. Приём этот по сути повторяет образные решения некоторых участников упомянутого конкурса от «Глоракс Девелопмент», в том числе фирмы «А.Лен» и голландского бюро “Snohetta”. Это срезанные под разными углами силуэты крыш, обыгрывающие тему волн, парусов и ветра. Но, в отличие от победившей концепции, представленная на градсовет застройка представляет собой гигантские кварталы с пунктирной периметральной застройкой по типу советских микрорайонов.

 

Плюсом проекта можно считать предложение руководителя «Б-2» Феликса Буянова установить одностороннее движение на береговой эспланаде с целью ограничить интенсивность транспортного потока. Но опять-таки, непонятно, почему набережную вообще надо отрезать от застройки автомобильной дорогой? В европейских городах от этого пытаются уйти путём сложных реконструкций, а мы вновь повторяем старые ошибки.

 

Место выхода будущего бульвара Грина на береговую линию авторы рекомендуют отметить высотными акцентами, превысив существующие высотные ограничения с 55 до 75 метров. Помимо этого, для обогащения силуэта береговой застройки Феликс Буянов предложил подумать о создании новых высотных доминант за пределами проектируемой территории.

 

По предварительным оценкам директора НИПЦ Генплана Санкт-Петербурга Юрия Бакея, эти доминанты изменят существующий силуэт Васильевского острова из центра города. Многие выступавшие коллеги высказывали опасения на этот счет, справедливо полагая, что город должен «семь раз отмерить», прежде чем впускать новые вертикали в сложившуюся городскую панораму. Звучали также предложения и советы авторам, как в существующих рамках расширить палитру выразительных возможностей.

 

Впервые голосование было тайным, а его результаты официально озвучат лишь через неделю.

 

В целом, заседание произвело удручающее впечатление, отразив некую довлеющую над всем предопределённость, когда никто ни в чём не виноват, но одни ошибки неизбежно порождают другие. Зачем вообще городу намыв? Почему был выбран такой нелепый мастер-план? Почему нельзя изменить ППТ? Почему на дорогих и градостроительно важных намывных землях возникают спальные районы эконом-класса?

 

И, наконец, вопрос, с которого я начала: почему город не организует здесь конкурсы?

 

 

IMG_2049

 

IMG_2051