А. Катханова. От модели города-сада Говарда до идеи устойчивости как основы развития городов и регионов в XXI веке

Содержание доклада связано с двумя датами: 1898 год, и, почти 100 лет спустя, - 1992 год.

1898 г. – это год первого издания  книги Э. Говарда, которая имела в первом издании название  “To-morrow: APeacefulPathtoRealReform”, а во втором в 1902 году “GardenCitiesofTomorrow”. Слова Л. Мамфорда из его предисловия к переизданию книги в 1965году:  « эта книга  …. сделала больше чем любая другая для руководства современным градостроительным движением и для изменения его целей».

1992 год –EarthSummit в Рио-да-Жанейро, на котором человечеством  была принята Концепция устойчивого развития. Э. Говард  предлагал постепенное сокращение крупных городов, их децентрализацию, расселение. Этого не произошло, и видимо не произойдёт никогда. Человечеству пришлось принять тот факт, что большая часть населения Земли живёт, и будет жить в городах, причём в крупных городах, с населением свыше миллиона. Корни современного устойчивого подхода к формированию города заключаются  в единстве экономических, социальных, культурных, экологических задач, что когда-то присутствовало в модели «города-сада».

История повторяется в новом качестве, как и сто лет  назад, вызов человечеству бросили крупные города.

Многие исследователи связывают начало современной архитектуры с датой строительства в Лондоне на первой всемирной выставке  1851 года Кристалл Пэласа Д.Пэкстоном. После европейских  революций 1848 года окончательно утвердился новый средний класс буржуа; развитие капитализма, увеличение числа рабочих – всё это привело к стремительному росту городов, как территориальному, так и по численности населения. По данным AdnaF. Weber в населённых пунктах Англии с населением свыше 20 000 тыс. чел. рост составил с 5 млн. чел. до 15.5 млн. чел. в период  с 1801года по1891год.  Среди десяти  крупнейших городов Европы рубежа XIX-XXвеков – пять английских: Лондон, Ливерпуль, Манчестер, Бирмингем, Глазго.  Неуправляемый рост городов создавал проблемы скученности, переуплотнения,  распространения инфекционных заболеваний. С другой стороны, возникали профессиональные вопросы формирования образного языка новых типов зданий: домов для рабочих, железнодорожных вокзалов, больниц, промышленных предприятий и складов. Архитекторы активно включались в процесс осмысления новой реальности. Одни,  в ужасе от безобразия промышленно изготовленных массовых изделий и домов, от бездушия конвейерного производства обратились к прошлому. Художники  Д. Рёскин и У.Моррис  возглавили  движение «Искусства и ремёсла» как противодействие распространению новой городской культуры.

Проблема перенаселённости городов и их неуправляемого роста имела острую социальную составляющую и требовала решения. Ухудшение условий жизни низших слоёв грозило новыми революциями. Озабоченность состоянием больших городов со стороны сторонников социальных реформ, прогрессистов-утопистов в Европе и Америке витала в воздухе. Это состояние общества  как бы сконцентрировало, сублимировало неизбежность появления Эбинезера Говарда с его идеей децентрализации крупных городов. Он предложил взамен крупного города и деревни  симбиоз их лучших качеств, лишённых недостатков одного и другого – «город-сад».

 

 

3-MM15-6-1

Илл. 1

 

3-MM15-6-2

Илл. 2

 

 

Э. Говард говорил: «я взял по странице из книг, предлагавших разные  реформы,  и сшил их вместе нитью целесообразности». В результате он смешал кооператив  Нью Ленарк Р. Оуэна, патерналистский проект поселения для рабочих Д. Пульмана, идею центрального городского ядра и зелёного пояса Д. Букингема из его плана для Виктории, теорию Г. Джорджа о едином налоге на землю,  идеи  сельхоз-общины Петра Кропоткина.

Взгляд Э. Говарда на возможность создания спланированного города, а затем и начало возведения первого в Англии города-сада Лечворка (построен в 1906 г.) по проекту архитекторов Б. Паркера и Р. Энвина  оказали влияние на архитекторов многих стран, где были созданы общества, ассоциации «городов-садов».   Упомяну здесь Американскую ассоциацию городов-садов (GCAA), возникшую в 1906 году, и проект архитектора Олмстеда мл.  для посёлка Форест Хилл Гарден 1912 года.  На опыте последнего выросли несколько довоенных поколений американских планировщиков.

 

 

3-MM15-6-3

Илл. 3

 

3-MM15-6-4

Илл. 4

 

3-MM15-6-5

Илл. 5

 

3-MM15-6-6

Илл. 6

 

 

В России журнал Императорского Санкт-Петербургского  общества архитекторов «Зодчий» летом 1910 года опубликовал серию статей архитектора А. Ениша из Риги под названием «Города-сады. Города будущего» по результатам поездки русских архитекторов в Англию и Германию для ознакомления  с опытом строительства городов-садов.  Позволю себе цитату: «В Hampsreadе стараются, чтобы жилища гармонировали не только с характером ландшафта, но и с характером обитающих в них людей, в противоположность невыразительным застывшим в формах домам, строящимся до сих пор и в городе, и в деревне.

 

Здесь предлагают, между прочим, построить дома с отдельными в каждом этаже квартирами для одиноких дам, имеющих самостоятельное занятие. В другом месте вокруг большой зелёной лужайки будут сгруппированы красивые квартиры для студентов. Следуете ещё упомянуть о приютах для немощных, стариков и хилых людей, о скромных уютных квартирах для учеников народных школ, о помещениях для игр и манежей для детей, о детских садах, столовых и помещениях с прохладительными напитками».

Опыт расширялся: кроме Лечворка, был построен город-пригород Хемпстед, в Германии вблизи каждого крупного города был построен свой город-сад.  Казалось бы,  всё наладилось, появилась идея гармоничного решения проблемы крупных промышленных городов. Рельсовый общественный транспорт обеспечивал сообщение с центром системы, архитекторы предлагали разнообразные планировочные, композиционные и стилевые решения.

Перелом случился  в 1908 году,  когда началось  массовое производство  автомобиля  –  истинного  героя градостроительства XX века.

Качественное изменение мобильности людей и грузов привело к  новому этапу  территориального роста и  изменения формы городов, создающему очередной вызов для архитекторов в их деятельности.

Стремительное развитие жилых поселений вдоль автомагистралей (особенно в США) использовало предложенное Э. Говардом монофункциональное использование частей города-сада. Общественные пространства, зона строительства детских учреждений, жилая территория с разделением её на  одинаковые по размеру и форме участки с однотипным положением одинаковых домов. Этот принцип стал одним из источников появления в Америке самого распространенного инструмента контроля за землепользованием – традиционного, или, как ещё его называли “gardenvariety”, зонинга. В его основе – карта с  разделением территории города на основные функциональные  зоны: жилую, коммерческую, производственную, и текст, содержащей правила использования земли.  Этот инструмент получил в США законную силу – “policepower”, и законодательно был оформлен  Стандартным законом о зонировании 1926 года. В большинстве случаев зонинг практически заменил собой  документы  планирования (генеральные планы).

После Второй мировой войны экономический бум и строительство федеральных автодорог вызвали к жизни развитие сабурбии (suburbia) на основе зонинга с регламентом двух зон: жилой – односемейной  и коммерческой, состоящей из торгового центра на шоссе. Проблема сабурбии остаётся  глобальной  для Америки, представляя собой пример антиустойчивого развития.

 

 

3-MM15-6-7

Илл. 7

 

 

В своё время CIAMи Афинская хартия также воспользовались принципом разделения территории города на монофункциональные зоны. На его основе была разработана матрица для анализа качества городов, –  «CIAMGrid» по соотношению  4-х основных функциональных зон: жилой, производственной, досуга и спорта, транспорта. Сопутствующее сложное отношение к историческому центру города и к отдельным объектам наследия привели к утрате человеком чувства идентичности со своим окружением.

Конец «современной архитектуры» критик Чарльз  Дженкс связывает со сносом в 1974 году квартала в Сент-Луисе, США, построенного муниципалитетом по всем правилам «интернационального стиля» (архитектор Минори Ямасаки). Люди воспротивились жилищу, построенному без учёта  их предпочтений, вне правил их взаимодействия со своим пространством.

Сейчас, когда зелёное строительство набирает обороты, разработаны новые технологии для снижения воздействия загрязнений на окружающую среду. Но не они являются главными, а осознание архитекторами и планировщиками их роли и места в процессе создания городской среды (при всём уважении  к другим направлениям, профессиям, специальностям). Как говорил академик В.Ф. Назаров, «архитектор  должен взять в свою голову все знания о городе и представить художественный образ города».

Важность единства пространства и его архитектурного наполнения отметил один из ведущих архитекторов Санкт-Петербурга  В.О. Ухов: «Язык архитектуры – это язык двуединства пространства и художественно-пластической данности», и там же: «пространство и материальные объекты друг друга определяют и информационно неразрывны».

Какие выводы можно сделать о прозрениях Э. Говарда в модели города-сада актуальных сейчас, в свете идеи  устойчивого развития городов?

– Вера в то, что нельзя достичь чего-то одного, пусть даже очень важного,   поступившись здоровьем и нравственностью людей.

– Важность соответствия ёмкости пространства и численности  людей, способных освоить его и идентифицировать как своё.

– Идея децентрализация как населения, так  промышленности, с размещением жилья и мест приложения труда в границах одного локального центра единой агломерационной системы.

– Необходимость связей с другими локальными центами  (городами-садами) и с центральным городом-метрополией, с другими элементами полицентрической системы. Взаимосвязь трансформации городской формы и образа  жизни людей.

– Наличие разнообразных общественных пространств как мест городской активности, общения и коммуникаций.

– Приоритет пешеходного движения, а во вторую очередь, общественного рельсового транспорта.

– Совмещение промышленного и сельхоз производства, снабжение жителей местными продуктами питания.

– Принцип «перенесения заводов из переполненного города в сельскую местность» с учётом современных технологий, безопасных для окружающей среды, сделал возможным совмещение жилья и рабочих мест. По этой же причине  старые промзоны в центрах городов используются сейчас для создания новых многофункциональных городских районов.

 

 

3-MM15-6-9

Илл. 8

 

 

Э. Говард предложил модель плотной компактной застройки. Плотность застроенной части города-сада составляет  800 чел/га, что позволяет основную площадь города-сада занять общественными пространствами.

Вышеизложенное во многом объясняет возникновение и развитие современного полицентрического подхода к формированию городских агломераций, с компактной плотной застройкой, общественными пространствами, выполняющими многообразные роли: коммуникаций, территорий общения,  интегрированных с созданием единой зелёной инфраструктуры.

 

 

3-MM15-6-10

Илл. 10

 

 

Современные критерии взаимосвязанного устойчивого развития городов и регионов  основаны на важности достижении динамического равновесия в процессе взаимодействия населения со своим окружением, с природой. В случае превышения ёмкости среды воздействие на неё со стороны людей может быть необратимым. Две составляющие – люди и пространство – постоянно влияют друг на друга, уточняя друг друга.

В процессе сложного взаимодействия особое значение приобретают следующие группы факторов.

Первая группа связанна с применением энергосберегающих технологий,  экономным отношением к ресурсам, использованием возобновляемых источников энергии, переработкой отходов, экологичным производством строительных материалов и технологий под эгидой деятельности по планированию и архитектурному проектированию. Изменения в сиситеме управления, планировании и проектировании на основе нового отсношения к ресурсам  должно позволить изменить существующее положение бесконтрольного потребления ресурсов и загрязнения природы отходами жизнедеятельности городов.

 

 

3-MM15-6-11

Илл. 11

 

 

Изменение сущности городов обеспечивает основу для благоприятного сосуществования их с другими видами жизни в биосфере. Планирование использования земли на основе полицентрической модели сокращает транспортные издержки, меняет структуру потребления ресурсов, что приводит к сокращению экологического следа.

При условии грамотного планирования и эффективного определения размеров и формы простраств повышается экономическая эффективность всех видов деятельности на территории города и связанного с ним региона.

Не менее важны вопросы социального равенства при планировании взаимодействия города с природными ресурсами: все должны иметь возможность доступа и пользования водой, городскими общественными пространствами. Непрерывные зелёные зоны должны обеспечивать связи внутри города и с окружающим регионом. Деятельность архитектора может активно влиять на формирование социального порядка.

Какой вид управленческой системы регулирует процесс городского  планирования и проектирования? Кто доминирует, и кто использует его привилегии? Как получить равный доступ к необходимым ресурсам? Может ли забота о природном окружении быть равноправным участником в планировании и проектировании?

Ответы на поставленные вопросы отражают ценности общества. Ценностные ориентиры устойчивого развития могут стать основой для единого этического кода участников градостроительного развития.

Многие считали, что идеи Э. Говарда не были реализованы, так как ценности гармоничного взаимодействия людей друг с другом и с природой утопичны.

Наступил момент оценки  значимости духовных ценностей для определения целей развития общества. В противном случае, доминирование эгоцентричных интересов, ориентированных на получение доходов, перевесит стремление к безопасной жизни, сохраняющей природу и объединяющей людей.

В иллюстрациях к докладу в основном использованы материалы городов, занимающих высокое положение в рейтинге качества жизни: Хельсинки, Барселоны.

 

 

3-MM15-6-12

Илл. 12

 

3-MM15-6-13

Илл. 13

 

3-MM15-6-14

Илл. 14

 

3-MM15-6-17a

Илл. 17a

 

3-MM15-6-17b

Илл. 17b

 

3-MM15-6-18

Илл. 18

 

 

 

 

Литература:

 

1. Слово в творчестве петербургских зодчих. Диалоги. Ю.И. Курбатов Санкт-Петербургский  Союз Архитекторов,  2014
2. Журнал «Зодчий», 1910
3. Land Use and Society. Geography, Law and Public Policy, Rutterford H. Pratt, Island Press, Washington, D.C.+Covelo, California, 1996
4. Lessons from Modernism Environmental Design Strategies in Architecture 1925-1970, The Cooper Union Institute for Sustainable Design, N-Y, 2014
5. Modern Movements in Architecture Charles Jencks, Penguin Books, 1973
6. Urban Economics, Arthur M. Sullivan, IRWIN, INC, 1990