Всё зависит от таланта и воли

Интервью с Председателем Совета директоров группы

компаний РОССТРОЙИНВЕСТ Ф.О. Туркиным

Беседовала Анна Катханова

 

 

-  На какой  идее Вы построили свой бизнес?

 

- Начнём с того, что вопрос этот очень глубокий, и бизнес – это не главная составляющая триады: Дух, Власть, Бизнес. Именно так было испокон веков во всех странах и так должно быть и в нашей стране. На какое-то время дух ослаб, и меч опустился, поэтому бизнес стал первенствовать, что неправильно. Основной причиной было внешнее влияние. Позиция международного глобализма заключается в усреднении и подчинении всего мира интересам политических и экономических институтов так называемого «мирового правительства». Эта практика не нова, но в определенное время мы поддались их влиянию и увлеклись второстепенными вопросами. Но это временно. Я убеждён: сейчас время возрождения национальных ценностей.

 

- Как вы ощущаете дух Санкт-Петербурга? Как отвечаете на вызовы нашего времени?

 

- В чем дух Санкт-Петербурга и в целом нашей страны? На днях мы праздновали полное освобождение Ленинграда от блокады. Вот пример духа: люди погибли, но не были сломлены.  В Санкт-Петербурге живёт великая сила предыдущих поколений города. Немалая цена была заплачена за то, что город жив. То, что он есть – уже подвиг: 300 тысяч  человек погибли за первые годы строительства Петербурга. Эти жертвы не прошли зря, Санкт-Петербург – это воплощение духа и воли.

Точек роста духа в нашей стране сейчас много. В первую очередь, Крым. Он вернулся не волшебным образом, а потому, что такова была воля людей. Крым был русским не только на протяжении 300 лет, но и во времена принятия православия. Великий князь Владимир крестился в Крыму, в Херсонесе.  В Новороссии повторяется то же испытание, что и в  блокадном Ленинграде…

Чечня является примером поворота в народном самосознании: был очаг войны, а стал живой щит от мирового терроризма. А как это произошло? Вернули признание народу, дали возможность развиваться, люди получили работу и возможность зарабатывать не с автоматом, а мирным трудом. Недавно 100 тыс. человек вышли с двумя флагами России и Чечни на демонстрацию в Грозном. Дух возвращается. Почему Чечня так повернулась к России? Не только потому, что их признали и помогли – они почувствовали силу русского духа. Так уж устроены кавказские народы, что не будут они вместе со слабыми. Сила стала появляться, и всё постепенно выстраивается, в противовес давлению извне.

 

 

15A-B-1

 

 

- Они отстроили свою столицу – Грозный. Строительство – это движение вперед. Как вы видите основные направления деятельности в Санкт-Петербурге по развитию города?

 

- Это Петр I задумывал глобальные вещи, а я действую в рамках существующих законов, регламентов, правил землепользования и застройки, например: мы хотим, чтобы наши творения были интересными для города и его жителей. Есть такая мечта: быть на уровне наших предков или, может быть,  даже  превзойти  их в чём-то. Большая цель, к которой мы неуклонно и последовательно идем. Сейчас уже пройден определенный путь, у нас в активе не только картинки, но многое воплощено в жизнь.

Дальше мы можем быть первооткрывателями новых идей и приемов, которые до сих пор не было в Санкт-Петербурге.

 

- Эти идеи пока секрет?

 

- Пока да. Нам нужно определиться с землей, тогда это перестанет быть секретом и в течение полугода станет известно.

 

- Нет проблем в процедурах получения земельных участков?

 

- Этот вопрос не ко мне. Есть профессионалы, а я фантазер. Моя основная задача, совместно с архитекторами, найти образ каждого участка, почувствовать, что именно здесь может случиться, что сделает это место особенным не только для района, но и для города в целом.   Что касается технических вопросов – есть служба заказчиков, другие специальные отделы и подразделения.

 

- А они вам не жалуются на тяготы бюрократических процедур?

 

- Любая работа не получается легко, хотя древние мудрецы говорили, что только тогда получается красиво, когда нет надрыва, мучений. К сожалению, так не удаётся, приходится преодолевать трудности. Я сочувствую коллегам, но говорю: надо находить решения.

 

- Петр вкладывал в строительство Петербурга свою волю и никому не давал искажать свой замысел. Сейчас вернулись времена капитализма, как уже было на рубеже XIX-XX веков, когда архитекторов тоже беспокоила стихийная хаотичная застройка. Надо ли сейчас влиять на законы? Или работать в сложившихся условиях?

 

- Надо искать сочетание. Если вспомнить подходы Петра I и сравнить различные его высказывания по разным поводам, то получается  разнообразная картина. Он, например, хотел, чтобы в городе было много высотных сооружений. Не знали? Да, ему надо было, чтобы шведы видели, что здесь большой город. Не многие замыслы дошли до реализации при его жизни, но Петропавловский собор был  почти достроен. Растрелли заложил колокольню Смольного монастыря высотой 140 м, еще пара-тройка таких зданий, и город мог бы быть другим, и не хуже, а, я уверен, даже лучше. Идеи могут быть самые парадоксальные. Всё зависит от таланта реализации.

Вот, например, в Лондоне панорама центра не хороша – небоскрёбы её не украшают. А когда видишь их вблизи – это выглядит классно. Если спуститься от небоскрёбов к тем зданиям, что пониже, то мы находим в центре много замечательных современных сооружений, прекрасно вписанных в историческую среду. Но рядом с петербургскими панорамами никакие города не могут стать рядом. Впечатляют панорамы Гонконга, Дубая, но это другое, другая культура. Также обстоит с фонтанами: самые лучшие образцы – это фонтанные ансамбли в Петергофе и в Дубае, но там они другие по природе.

 

- Я знаю про ваше внимание  к общественным городским пространствам – это очень важная направление вашей деятельности, в частности, это фонтаны на Московской площади у Дома советов.

Возвращаясь к Лондону: там правительство города последовательно ставит задачи городского развития, и они последовательно решаются на основе принятой стратегии развития. Так что, может быть, одного таланта недостаточно?   

 

- Согласен, должна быть воля. Это демонстрируют современные образцы, прежде всего, азиатские проекты, там без воли ничего бы не сделалось. Руководители стран и регионов лично занимаются этими вопросами, и поэтому есть движение, города там действительно драйверы экономического роста регионов и стран в целом. Если решение принято, то они не отступают. В принципе, это и нам свойственно. Последние десятилетия мы несколько изменили этому правилу. Сейчас потребность в развитии потребует от людей расти, и люди будут расти, в том числе  профессионально. Хотя последние годы нас несколько подавили, но и нам это присуще –последовательно идти к своей цели. Я убеждён: у нас есть потребность расти, и будет прорыв в сознании. Люди будут расти в том числе профессионально. И мы видим интересные вещи, и если сравнивать 90-ые годы и сегодняшний день, то сейчас намного интереснее.

 

 

15A-B-3

 

 

- Вы говорите об отдельных объектах?

 

- Пока в качестве отдельных объектов. Пока про большее мы не можем говорить. Но в традиции советских времен всегда Москве было позволено большее. Ленинград всегда был на вторых ролях, это видно, в том числе,  по высотному строительству. В Москве после войны строились высотные здания, а у нас в 70-х годах долго обсуждали проект высотного здания Ленсистемотехники архитектора А.В. Жука на Типанова, но так и не построили. Было предложение  строительства мощного центра на  намывных островах в заливе, что нашло продолжение в современном проекте «Лахта центра». Это то, что точно не испортит Санкт-Петербург. Мне нравится этот проект и по архитектуре, и по масштабу общего замысла. Этот проект не станет спорить с городским центром, но станет частью полицентрического развития.

Мы разработали стратегию компании и воплощаем  последовательно её цели в каждом из объектов. Наиболее полно наши усилия научить людей отдавать и от этого становиться сильнее и лучше реализовались в жилом комплексе «Александр Невский». Здесь, кроме обычных  учреждений обслуживания, мы создали небольшой, но интересный музей святого Александра Невского, храм, культурно-образовательный центр, не только для своих, но и для жителей соседних домов. К этому надо прибавить спортивные секции, бассейн,фитнес. В целом, созданы все условия для развития духа и тела, и те, кто живёт в доме и в округе, могут зарядиться силой, научиться чему-то полезному и провести вместе время.

Сначала наши инициативы встретили непонимание людей, они ждали подвоха, но мы сумели убедить их, а совместные праздники, и, главное, дети, которые посещают здесь кружки и потом дома рассказывают обо всём родителям, объединили людей.

Цель создания культурно-образовательного центра (500 м2 бесплатной аренды -АК) – «расшевелить» людей. Они сами ведут кружки, с удовольствием отдают свои знания и таланты. Удалось преодолеть равнодушие и привлечь к активному участию в работе по разным направлениям: литературный кружок, где собираются поэты и по средам  и воскресеньям читают стихи; дети участвуют в работе музея  Александра Невского, проводят реконструкцию исторических сражений. Граф П.П. Шереметев, который считает себя продолжателем рода Александра Невского (архитектор по профессии — АК) посетил музей  и был потрясен, как грамотно 13-летний мальчишка провёл экскурсию.

Литературная секция объединила не только местных жителей: нашлись поэты и писатели даже из-за рубежа. Искусство, культура объединяют людей разных национальностей без специальных программ «развития толерантности». Всё это делается малыми финансовыми силами, но достигает цели. Потому что мы думаем и делаем так, чтобы нашему сердцу было хорошо, чтобы люди не «толерантно» относились  друг к другу, -это слово я не люблю, а относились друг к другу с любовью, а не с равнодушием и злобой. Это колоссальная проблема.

Вопрос в том, чтобы истинные ценности не забывались, а возвращались. Получилось переплетение самых разных культур, возрастов, интересов: финн поёт Окуджаву, таджики организуют поездку для местных жителей на Памир, турки ходят заниматься музыкой,  пожилые и молодые вместе пишут пьесы. Для детей робототехнику преподают ребята из ИТМО, дети визжат от удовольствия, и родители  через детей тоже теплеют и подтягиваются, сотрудничают, ведут занятия. Мы преодолеваем  равнодушие. Это только начало. Будет развитие, в этой деятельности участвует вся  команда, это воплощение общей стратегии.

 

- В доме 1 600 квартир, при средней численности 2,5 человека в семье получается целый город. Есть ли специальные люди, приглашенные для организации этой работы, например, социологи, психологи?

 

- Поскольку это наша стратегия, её воплощением занимается весь коллектив.

 

 

- Вам удалось разбудить людей, заинтересовать, иными словами, вызвать к жизни процесс саморегуляции. Мы знаем много примеров, когда формально выполненное благоустройство разрушается жителями из-за отсутствия чувства идентичности со своим окружением. 

 

-У нас тоже были поначалу примеры формального подхода, но чем дальше, тем меньше.  Процесс позитивный начался, и он развивается. Сейчас мы точно знаем, что это необходимо делать – как я уже говорил, это наша стратегия. Мы это заложили во все строящиеся проекты жилья. Например, жилой комплекс «Куранты» в Приморском районе не имеет таких возможностей, но и там будет небольшой культурно-образовательный центр, где можно занять руки и мозг. Ни спортивного, ни актового зала там не будет, но очень интересные курсы робототехники студенты тоже будут вести для детей. А в следующем жилом проекте – «Городе мастеров» – будет еще более мощный культурно-образовательный центр, чем в «Александре Невском».

Очень трудно стать выше себя и научиться ответственности. Инициатива в нашем советском  прошлом не поощрялась. Мы научились быть средними, а сейчас нам надо научиться стать лучшими. Это очень сложно, потому что быть лучшим означает быть ответственным. Здесь пока мало кто готов. Чиновники боятся ответственности, бизнес не спешит, потому что ответственность – это всегда риск. Это проблема нашего общества, и это надо менять. Прежде всего, надо научиться отдавать, что значительно труднее, надо отстаивать свои идеи, что  подчас невозможно. Поэтому мы пошли таким  путём – делать маленькие дела, которые потом складываются во что-то большее. [1]

Можно писать записки, что и где у нас не так. Это за меня сделают лучше 100 или 100 тысяч  человек, а мы сдвигаем ситуацию. И в архитектуре, и а законотворчестве. Вот, например, потребности страны в строительстве жилья составляют 2 млрд м2. Нужны  новые законы о государственно-частном партнёрстве (ГЧП), и не в такой редакции, какой может пропустить Дума. Там не считают, что жильё может быть темой ГЧП, но у нас только 30% нуждающихся способно профинансировать жилищное строительство. Государство должно строить жильё для остальных 70% и предоставлять его на условиях социального найма. А на что его построить? Надо отработать схемы, которые хорошо известны во всем мире. Международный опыт схем ГЧП нам необходим. Во всём мире отработаны технологии ГЧП, особенно оно популярно в Азии, в частности, в Китае, где финансовые ресурсы ограничены. Почему бы нам этому не научиться?

 

- Вы планируете изучить этот опыт и применить здесь в работе компании?

 

- Один-два проекта с зарубежными партнёрами – и мы научимся. В Санкт-Петербурге есть реализованные по схеме ГЧП проекты – это ЗСД, новый терминал Пулково, есть варианты проектов социальной инфраструктуры. Но это крохи, В Китае их много тысяч – от больших до маленьких.

 

- Интересно, как это будет получаться, мы будем следить с интересом.

 

- Мы всё вам расскажем.

 

 

15A-B-2

 

15A-B-4

 

15A-B-5

 

15A-B-6

 

15A-B-7

 

15A-B-8

15A-B-9

 

15A-B-10

 

15A-B-11

 

15A-B-12