Доклад Александра Скокана

Дискуссия: Полицентричная модель развития города:

какими качествами должны обладать локальные центры

 

Александр Скокан

архитектор, руководитель проектного бюро «Осторженка» (Москва)

 

Alexandr_Skokan

Тема доклада: Москва полицентрическая

 

Полицентризм неизбежен для крупных мегаполисов масштаба Санкт-Петербурга или Москвы.

 

В случае Москвы, города-звезды, более или менее (скорее менее) равномерно распространяющегося во все стороны, проблема выбора мест для формирования новых центров и подцентров всегда была труднорешаемой, и их появление или, по крайней мере, проектирование было результатом скорее градостроительных умозаключений.

 

Петербург же самой рекой естественно делится по крайней мере на 5 неравных долей, в каждой из которых какая-то её часть хотя бы теоретически может претендовать на роль специфического центра, например, рекреационного или ещё какого-нибудь.

 

По степени своей «умышленности» Москва и Санкт-Петербург поменялись местами: Санкт-Петербург (как кажется со стороны) развивается более естественно в том смысле, что он более натурально ограничен (вода, граница, ассиметричное положение на карте государства и т. п.), и в этих рамках происходит его развитие.

 

Москву «мотает» гораздо сильнее в силу её меньшей «зафиксированности» всякими внешними обстоятельствами, поэтому здесь возможны такие эскапады, как присоединение к городу территории большей, чем сам город, или каждые два года назначение новых мест для правительственного или парламентского центра. Всё началось с объявления купеческого города столицей, затем – масса конкурсов на концепцию её развития, которые закончились генпланами 1934 и 1971 года.

 

В первом река объявлялась главной магистралью города (привет Санкт-Петербургу), и давался вектор развития на юго-запад (куда город, по разным естественным причинам, сам никогда не развивался). Второй – это был триумф полицентризма: город разбивался на семь периферийных, т. н. планировочных, зон, не считая центральную, примерно в естественных границах исторического города. Каждая зона трактовалась как практически самостоятельный город с поселением порядка 1 млн. чел. и со своим самостоятельным центром в самых невероятных местах и фантастических размеров.

 

Альтернативой этой схеме стали разработки научного отдела Генплана под  руководством Гутнова А.Э., где утверждалось, что это должны быть не центры  отдельных периферийных городских образований в середине каждого из них, а элементы (фрагменты) общегородского центра, расположенные в узлах пересечений основных городских коммуникаций и железнодорожной сети с её пригородным сообщением, обеспечивающим связь в агломерации.

 

Узлы, где пересекалось наибольшее количество коммуникационных связей, считались наиболее перспективными для развития и превращения их в многофункциональные центры общегородского и агломерационного значения. Наиболее важными считались узлы в районе Рижского вокзала, Комсомольской площади и Белорусского вокзала. Их развитие подразумевало освоение обширных, занятых путями территорий в центральной части города, которыми железные дороги, это государство в государстве, не собирается делиться  ни тогда, ни сейчас.

 

Поэтому, двигаясь по пути наименьшего сопротивления, как это у нас часто бывает и что даёт возможность легко начать любой процесс, в Москве в 80-х годах был придуман наш ответ парижскому Дефансу, пример которого тогда был очень популярен. Этот ответ – московский Сити, расположенный тоже на берегу реки, но в месте, которое ничем не было замечательно, кроме того, что там располагались заводы ЖБИ, принадлежавшие городу, и которые всё равно собирались закрывать.

 

Но, в отличие от Дефанса, находящегося на главной оси города, стреляющей от Лувра на закат, его московский дубль не совместился ни с одной из главных Московских осей-проспектов, и долго, почти 20 лет прозябал на обочине городской жизни.

 

В рамках конкурса на Москву реку нами было сделано предложение, способное улучшить позиционирование Сити в городе, связав его дополнительными пешеходными мостами-эспланадами с расположенным напротив через реку, на расстоянии всего 300 м, Кутузовским проспектом.

 

Полицентричность подразумевает существование нескольких или многих ядер, фокусов, локальных центров городской активности.

 

В Москве, которая по утверждению некоторых теоретиков-историков и не город вовсе, а скопление, агломерация дисперсных сгустков городской ткани («сто городов»), в основе которых – бывшие пригороды большого города со своими центральными улицами, площадями, станциями электричек, ставшие в последствии крупными пересадочными узлами (ТПУ), вокруг которых часто достаточно стихийно образуются торговые центры, рынки и прочая коммерческая активность.

 

Но в Москве есть ещё одна планировочная структура, которая также способна вытягивать из центра избыточную активность, разгружая его – это река. В будущем тема единства города и реки, со всеми её многочисленными притоками, вполне может стать основой формирования полноценных городских мест. За годы активной урбанизации   культурная, ландшафтная система знаковых территорий подверглась деформации. Яркий пример – церковь в Филях, которая когда-то была поставлена на месте впадения утраченной реки Фильки в Москву-реку. Возвращение смыслов сосуществования природы, архитектуры, людей может быть подчинено логике сосуществования реки и города.

 

3-Acity-15-Skokan-1

Москва полицентрическая

 

3-Acity-15-Skokan-2

Генплан 1971 — 8 районов-города

 

 

 

 

3-Acity-15-Skokan-3

Схемы локальных центров

 

3-Acity-15-Skokan-4



3-Acity-15-Skokan-5



3-Acity-15-Skokan-8



3-Acity-15-Skokan-9



3-Acity-15-Skokan-10

Сити-Дорогомилово

 

3-Acity-15-Skokan-11



3-Acity-15-Skokan-13

Генплан реки

 

3-Acity-15-Skokan-14

Москворецкий парк

 

3-Acity-15-Skokan-15

ЗИЛ — Южный порт