Интервью с Паскалем Гредером

С архитектором Паскалем Гредером я познакомилась во время Международной недели урбанистики Urban Week, под впечатлением его рассказа о реновации депрессивного квартала Мальгранж в Нанси.Понравились не только картинки, но и сам подход к решению сложных социальных задач, основанный на  чёткой расстановке приоритетов. Воспользовавшись любезностью г. Гредера, я попросила его рассказать обо всём поподробнее. Рассказ г. Гредера даёт богатую пищу для размышлений, а французский опыт социально направленных градостроительных преобразований кажется особо ценным в свете забуксовавшей программы по реновации «хрущёвок».



DA-11-P

Паскаль Гредер — соруководитель франко-швейцарской ландшафтной фирмы «Гредер & Кесслер»

 

 

И.Б. Расскажите, пожалуйста, о вашей фирме.

П.Г. Это франко-швейцарское бюро ландшафтных архитекторов, которое работает, в основном, в городах. В 1990-м году у нас появилось французское представительство, которое я возглавляю. Мы работаем, главным образом, на востоке Франции: от Лиона до Нанси и Менса, кроме того, ведём несколько проектов в Германии. В своей работе я больше всего вдохновляюсь примерами из Швейцарии, где достигнуты такие успехи в соотношении рациональности, уместной простоты и высокого качества ландшафта, что у них  стоит поучиться. И это касается не только ландшафтной архитектуры, а всего комплекса архитектурной деятельности, в том числе социального жилья. Они прекрасно понимают, что дело не в количестве украшений и достигают великолепного баланса при сравнительно невысоком бюджете.

Мы занимаемся шестью направлениями работы: градостроительство, инфраструктура, ландшафтные проекты, промышленные объекты (например, мы создаём трамвайные рельсы, а вокруг них уже строятся какие-то промышленные предприятия), спортивные объекты (стадионы для лёгкой атлетики, футбольные поля, теннисные корты и т.д.) и площадки досуга (например, поля для гольфа и т.д.).


И.Б. Кто является заказчиком этих проектов? Кто выявляет депрессивные зоны, нуждающиеся в реновации, и формирует задание на проектирование?

П.Г. Заказчиком реновации квартала в Нанси глобально является французское правительство. Это вписывается в большую государственную программу по реновации социального жилья, построенного в 1960-е годы, когда во Франции был огромный приток рабочей силы, и нужно было срочно обеспечить её жильём. Таких кварталов во Франции огромное количество. Выбором депрессивных зон занимается государство, оно же выбирает проектные фирмы на конкурсной основе.

Работа по реновации территории проходит в два этапа: сначала одни компании занимаются разработкой мастер-плана. Определяется, что будет снесено, что восстановлено и что перестроено, а также высотный регламент. Например, сносится 22-этажное здание и устанавливается регламент в 5-10 этажей (sic!). Затем подсчитывается количество жителей, на которое рассчитан обновлённый квартал, и куда будет переселён остаток жителей. Исходя из этих параметров, определяется глобальный бюджет проекта. С этим бюджетом заказчик выходит к нам, а мы его подтверждаем, либо пытаемся изменить (хотя обычно повысить бюджет очень тяжело). Далее мы разрабатываем предпроектный чертёж, а после его согласования приступаем к рабочему проектированию в сотрудничестве с инженерами, которые занимаются инфраструктурой, и другими специалистами. Мы создаём собственно ландшафт, т.е. определяем форму и вид зелёных участков, бордюров, мощения, ёмкостей для забора дождевой воды и других элементов, определяющих характер общественной зоны.


И.Б. Каким образом фирмы получают от правительства подобные заказы?

П.Г. Когда правительство выбирает для реновации какую-то зону, фирмы предлагают к рассмотрению свои кандидатуры. Из них отбираются несколько, и между ними проводится либо классический конкурс, либо тендер. В зависимости от типа конкурса, заявка на участие может быть представлена либо чертежом, либо устной концепцией. Без объявления конкурса правительство просто не имеет права раздавать подобные заказы, по крайней мере, официально (улыбается).



И.Б. Участвуют ли в этой программе частные инвесторы?

 

П.Г. Если это жилищное строительство, то обычно это частные инвесторы, но всё остальное финансирует государство.



И.Б. На сколько лет рассчитана эта программа?

П.Г. Программа рассчитана надолго, она уже идёт 10 лет, а в целом рассчитана минимум на 25 лет и проходит поэтапно.

Наш проект реновации в Нанси был осуществлён за 4 года.



И.Б. Не так давно на французском сайте http://www.reinventer.paris/en/home/ было объявлено о проведении очень интересного с точки зрения продекларированных задач конкурса на реновацию 23 зон Парижа – это часть описанной вами программы?

 

П.Г. Совершенно верно, конкурс проводится в рамках упомянутой программы.



И.Б. Как происходит ваше общение с жителями?

 

П.Г. Это происходит уже на втором этапе, где у нас есть два направления работы с населением. Во-первых, мы приглашаем социолога-специалиста в данной сфере деятельности, который непосредственно общается с жителями и анализирует обстановку в квартале.

Во-вторых, периодически проводятся собрания жителей, на которых социолог собирает индивидуальные запросы и сортирует их по направлениям, создавая на их основе так называемые программные листы, касающиеся общественных пространств, публичных садов, парковок, игровых площадок и т.д. Мне приходилось присутствовать на таких собраниях, это очень интересно, и я многому научился, благодаря им. Каждый человек проходит со своим индивидуальным запросом, социолог объединяет эти пожелания по направлениям, а я должен ответить на них языком архитектуры. И бывает очень приятно, когда жители довольны твоей работой. Так, в Нанси люди подходили ко мне и благодарили за то, что я не просто реализовал все картинки, которые им показывал, но сделал даже больше: вместо пяти игровых площадок я сделал шесть.



И.Б. Вы взаимодействуете с другими участниками процесса – планировщиками, объёмщиками?

 

П.Г. Да, конечно, хотя наша территория заканчивается там, где начинается частное владение. Кроме того, всё зависит от особенностей каждого конкретного проекта. В Нанси мы обсуждали самую общую концепцию совместно с разработчиком мастер-плана, после чего уже начиналась раздельная поэтапная работа. Иногда нам удаётся добиться небольших изменений в полученный для работы генплан – например, добавить велосипедные дорожки или полосу зелёных насаждений.

В дальнейшем, если одновременно идёт застройка и благоустройство, то мы взаимодействуем с ними в реальном времени. Если это разнесено по времени – то нет.

Но вообще с архитекторами очень непросто работать, поскольку у них несколько ограниченное видение, и они считают, что вот они работают в своих границах, а остальные должны к ним приспособиться. Хотя в Нанси было всё как раз наоборот, т.е. они должны были приспосабливаться к тем общественным пространствам, которые спроектировали мы, и было видно, что они к этому не привыкли, поэтому у нас возникали порой довольно ожесточённые дебаты. Объёмщики часто не хотят понять, что мы такие же архитекторы, как и они, получившие аналогичное образование, но просто избравшие другую специальность.

К сожалению, не всегда удаётся скоординировать действия всех участников процесса. Бывает, что наша работа закончена, а стройка опаздывает, разрушая сделанное нами.

На самом деле очень чувствуется разница между общественным пространством, которым занимался просто архитектор и общественным пространством, которым занимался специалист-ландшафтник. Яркий пример ландшафтной архитектуры последних лет – «Водное зеркало» на набережной  города Бордо, реализованный в 2006 году. Сначала был проведён конкурс, в котором победил проект обычного архитектора, где всё было в камне, без единого дерева и без какой бы то ни было «изюминки». И здесь нужно поблагодарить мэра Бордо Алена Жюпе, который своим волевым решением отменил решение жюри и запустил конкурс заново. Во втором конкурсе победил проект ландшафтного архитектора Мишеля Коражу, главной темой которого стал прозрачный бассейн толщиной всего два сантиметра, который периодически превращается в высокий (до 2 метров) туман, после чего снова заполняется тонким слоем воды, отражая старинную архитектуру Биржевой площади. Водное зеркало сразу стало новой достопримечательностью Бордо, привлекая множество туристов.



И.Б. Всегда ли привлекаются ландшафтные архитекторы к строительству новых объектов во Франции?

П.Г. Сейчас участие ландшафтного архитектора – обязательное требование каждого конкурса или тендера на любой мало-мальски крупный проект.


И.Б. Как вы пришли к ландшафтной архитектуре?

 

П.Г. Первоначально у себя на родине, в Страсбурге, я получил образование бухгалтера, но потом вернулся к семейной профессии: дело в том, что у моего отца была фирма ландшафтной архитектуры, которой теперь владеет мой брат. Мне понравилось, и я отправился в Женеву, где получил образование ландшафтного архитектора. Поначалу работал в архитектурном бюро в Швейцарии, затем 5 лет в другом бюро, и в итоге вместе с начальником этого второго бюро мы организовали собственную компанию.

 

И.Б. Вы уже не в первый раз в Петербурге? Что вам понравилось и что не понравилось?

П.Г. Конечно, мне очень понравился исторический центр, хотя я понимаю, что постоянная реставрация требует огромных денег, которые не всегда удаётся найти – об этом можно судить по состоянию дворов.

Как ни странно, мне очень понравились кварталы 1960-70-х и даже начала 80-х годов. Несмотря на максимальную простоту планировки и конструкций, они все имеют большие озеленённые пространства и создают, таким образом, комфортную общественную среду. К сожалению, современная архитектура не учитывает этих простых принципов, которые разработали те архитекторы-провидцы. Общественные пространства сокращаются, зелени становится меньше, а этажей больше.

Ещё я очень удивляюсь, видя огромные пробки на выезде из города: люди едут на дачи, чтобы выращивать там овощи. Во Франции и Германии очень популярно выращивание овощей прямо у дома, на небольших частных грядках. В ваших районах 60-70-х годов, я уверен, вполне можно было бы сделать такие индивидуальные садики, и я думаю, что людям бы это очень понравилось.


И.Б. Спасибо!





Пример реновации квартала в Нанси:



DA-11-1

 

DA-11-2

 

DA-11-3

 

 

DA-11-4

 

DA-11-5

 

DA-11-6

 

DA-11-7

 

DA-11-8

 

DA-11-9

 

DA-11-10

 

DA-11-11