«Кемпински» в Минске:
вандализмы без границ

Не мог щадить он нашей славы…

В самом центре Минска, недалеко от пересечения двух главных его магистралей, вырос 12-этажный жилой и офисно-гостиничный комплекс по проекту бюро SPeeCH Чобан & Кузнецов. Вторгнувшись в парадную перспективу послевоенного неоампирного ансамбля, три инородных современных корпуса, словно болезненный нарост, исказили классически ясное лицо города.

 

 

Ленинский проспект. Фото из собрания Национального исторического музея Белоруссии. 1967

Ленинский проспект. Фото из собрания Национального исторического музея Белоруссии. 1967



Так сложилось, что у Минска с его почти тысячелетней историей, расположенного на важнейших перепутьях Европы, главным событием стала Великая Отечественная война и победа в ней. Построенный на одном дыхании и почти на пустом месте (город был разрушен на 80%) «сталинский» центр с его ликующей, победной архитектурой сделался для жителей символом собственной идентичности и важнейшей точкой отсчета.

Ансамбль создавался в весьма короткие сроки: с 1945 по начало 1950-х гг. Архитекторы, среди которых было много ленинградцев, ориентировались на лучшие градостроительные достижения города на Неве, а также более сомасштабной тогдашнему Минску Флоренции. При этом «было определено, что центральную часть города целесообразно застраивать в основном 4-5-этажными домами (не более чем 6-этажными)»1. На этом фоне предусматривались отдельные доминанты повышенной высотности в наиболее ответственных узлах. Улица Советская (ныне проспект Независимости)2 была решена как центральная планировочная ось города. На неё «нанизывалась» система различных по характеру площадей с учётом живописного рельефа. Ясные осевые композиции, выразительная перекличка доминант, тонко продуманные визуальные связи, иерархическое соподчинение частей и целого, обилие зелёных зон – всё это сделало минский ансамбль одним из лучших среди построек того времени не только в стране, но и в мире.


Сегодня со стыдом приходится констатировать, что и к разрушению минского ансамбля причастен архитектор, считающий себя петербуржцем. Лукавые интернет-визуализации и комментарии, старательно игнорирующие контекст, создают вполне благополучное впечатление, тем более что комплекс действительно достаточно талантливо спроектирован как «вещь в себе». Но архитектуры самой в себе не существует, это теоретически знает каждый студент. На практике же «Кемпински» нанёс городу тройной удар: грубо нарушил восприятие выдающегося «сталинского» ансамбля; перерезал мощным клином знаменитое и любимое минчанами «зёленое ожерелье» Свислочи и предопределил снос памятника промышленной архитектуры – здания электроподстанции в неоготическом стиле 1900-х годов3. И это при том, что довоенных памятников здесь – единицы…

 

Участок, на котором ныне расположился отель «Кемпински», продолжал детский парк им. Горького по другую сторону реки Свислочь (проект И.Н. Руденко). На послевоенном генеральном плане ему была отведена роль своеобразной зелёной зоны цирка с детскими площадками, где по выходным дням артисты демонстрировали детям и взрослым крупных цирковых животных, предоставляли возможность покататься на пони и т. д. При разбивке парка малоценные постройки были снесены, но историческую электроподстанцию сохранили, хотя в целом в те времена с «лишними» зданиями не церемонились, расчищая огромные пространства под новые улицы, площади и скверы города-героя.

Необходимо отметить, что Свислочи как главной водной артерии и её «зелёному ожерелью» всегда придавалось в городе огромное значение. В том же генеральном плане 1946 г. предусматривалось устройство системы подпоров реки в верхнем её течении по отношению к городу и создание огромного водохранилища. Для питания Свислочи в районе посёлка Радашковичи русло речки Вилии поднято на 30 м, что требует огромных для республики энергозатрат. Эта система по переустройству реки не только решила хозяйственные проблемы водного спорта и отдыха, но и создала новые предпосылки развития городского ландшафта. Благодаря этим заботам Свислочь является одним из главных украшений Минска, а о качестве её воды свидетельствует то, что недавно при чистке русла в районе парка Горького здесь обнаружили раков. Высотная застройка в десяти метрах от береговой линии не только лишила реку части её прекрасного естественного обрамления, но и вызвала закономерную тревогу экологов. Она же поставила печальную точку в истории постепенной деградации некогда зелёного склона реки Свислочь. До революции на его вершине располагалось архиерейское подворье с кафедральным собором в «русском» стиле. От него открывался великолепный панорамный вид на реку. В 1930-е годы на месте снесённого собора И.Г. Лангбардом был возведён монументальный Дом Офицеров Советской армии. Используя особенности рельефа, архитектор устроил со стороны заднего фасада парадную репрезентативную лестницу по направлению к реке. В 2000-е годы заданное ею движение было бездарно перечёркнуто приземистым поперечным зданием псевдоисторических форм. Теперь остатки живописного склона поглотили растущие корпуса «Кемпински».


Проект комплекса «Кемпински»

Проект комплекса «Кемпински»

 

«Кемпински» на карте

«Кемпински» на карте



Казалось бы, не обделенная заказами, известная и уважаемая фирма могла бы отказаться от заведомо вандального проекта, но нет. При этом если послевоенный «ленинградский десант», как с любовью называют в Минске строивших его архитекторов, жил здесь годами, пестуя своё детище, то С.Э. Чобан, по свидетельству минских коллег, не появлялся здесь с 2008 года, когда он представил проект Президенту республики. Указ последнего о строительстве комплекса (в обход существующих регламентов и без обсуждения на градсовете) и предрешил дальнейший ход событий.

Нельзя сказать, чтобы столь грубое вторжение в сердце города было встречено без сопротивления. В 2010 г. Белорусская республиканская научно-методическая рада по вопросам историко-культурного наследия при Министерстве культуры отправила концепцию SPееCH на доработку, поскольку та не предусматривала сохранение памятника архитектуры, а её объёмно-пространственное решение несло в себе «диссонирующие элементы и ухудшало условия восприятия прилегающих историко-культурных ценностей»4. Однако проект всё же был согласован властями без учёта мнения минского архитектурного сообщества5.

Атрофия урбанистического мышления, беспринципность и полное безразличие ко всему, что не связано напрямую с собственным творчеством и его продвижением, – сегодня эти реалии нередко становятся для архитекторов нормой, и не только в Минске. Так, банальная «стекляшка» в створе Комсомольской улицы Минска, развившая антитрадиционную тему соседнего позднесоветского здания, напомнила мне перспективу нашего Ленинского проспекта, где тонко нарисованные «сталинские» фасады Сперанского плавно сменяются панельными пятиэтажками, а замыкают вид асимметричные «пропилеи» двух соревнующиеся в своей бездарности современных высоток. «Путешествие во времени» завершается одной из самых безобразных площадей нашего города – площадью Конституции. Здесь, как и в Минске, мы имеем пример того, как сильная, рассчитанная на постепенное развитие градостроительная идея обезображена крикливой и неуклюжей архитектурой. Бывают и обратные ситуации, когда талантливое здание не в силах преобразовать существующий урбанистический хаос. Но в приведённых случаях, где заданный предшественниками мощный планировочный сюжет, казалось бы, сам должен подсказывать правильное решение, трудно найти оправдание архитекторам и городским властям.

Подобные пристрельные удары в виде современных высотных зданий уже успели нарушить и некоторые другие перспективы минского ансамбля, но нанести прямое попадание в самое его сердце выпало успешной и избалованной наградами фирме SPееCH. Теперь её равнодушная, космополитичная продукция, известная в Москве, Берлине и Санкт-Петербурге, представлена и в столице Белоруссии. Хороший повод для гордости…




Жилой и офисно-гостиничный комплекс «Кемпински»

 

Заказчик: ООО «Трайпл» (Белоруссия)

Инвесторы: СООО «Элит Эстейт» (Белоруссия), Гостиничный оператор Kempinski

Генпроектировщик: архитектурное бюро SPееCH Чобан & Кузнецов

Авторский коллектив

Руководители:

Сергей Чобан, Сергей Кузнецов

Главный архитектор проекта:

Алина Гарновская

Главный инженер проекта:

Сергей Сердюков

Архитекторы проекта:

Оксана Коровко, Екатерина Панкевич, Ольга Ткаченко, Елена Фёдорова, Дина Лиманова

Общая площадь комплекса:

81 100 кв. м, из них подземная площадь 23 350 кв. м

Проектирование

2010–2012

 




1 М.С. Осмоловский. Практика советского градостроительства. Минск. М., 1952. С. 32.


2
 В ХХ в. улица неоднократно меняла названия. Первоначально Захарьевская, она в разные периоды называлась также проспектом Сталина, Ленина, Франциска Скорины.


3
 Предполагается последующее воссоздание памятника на новом месте, в зоне парка на другом берегу Свислочи.


4
 Обращение – 15.06.2013.


5
 По неподтверждённой информации, отставка тогдашнего главного архитектора Минска Виктора Никитина в октябре 2011 г. связана с его отказом подписать скандальный проект.