Кирилл Яковлев: молодое поколение неоклассиков

«Говорю вам, отстаньте от людей сих и оставьте их; ибо если это предприятие и это дело — от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками» (Деян. 5, 38–39).



Неоисторизм (ретроспективизм, неоклассика) в современной архитектуре – явление неизменно маргинальное. Однако устойчивость его позиций не только подтверждает его «право» на существование, но и говорит в пользу хан-магомедовского тезиса о втором суперстиле как вечной антитезе «современности».

 

В сравнении с модернистским мейнстримом этот ручеёк сильно обмелел, почти пересох, однако не исчез. И надо полагать, не исчезнет, поскольку в традиционных формах присутствует «ген» вечности как наследство от сакрально ориентированных цивилизаций.

 

В этом смысле приведённые в эпиграфе слова фарисея Гамаила в защиту первых христиан могут быть в той или иной степени отнесены к любым проявлениям традиции в архитектуре, хотя, скорее всего, большинство современных «стилизаторов» не задумываются об этом «гене», а просто хотят опереться на непреходящую красоту канонических форм, в текучем океане субъективности обрести незыблемую точку отсчёта.

 

Так или иначе, на смену старшему поколению неоклассиков каждый раз приходит новое. Вот и сегодня на фоне общей модернистской картины находятся люди, готовые принять эстафету из рук более именитых архитекторов, верных традиции.

 

 

 

«Тектоника»

 

Один из наиболее ортодоксальных молодых приверженцев неоклассики – Кирилл Яковлев, возглавляющий петербургское проектное бюро «Тектоника». Важнейшее, хотя и не единственное направление её деятельности – храмовая архитектура, главный фокус и квинтессенция традиции. Портфолио «Тектоники» включает церковные здания и интерьеры, а также проекты реконструкции заброшенных усадебных церквей. Работа с историческими памятниками – необходимая и лучшая школа возрождаемого храмостроения, позволяющая избежать известной «новодельной» фальши в церковном строительстве.

 

 

16-1-1

 

 

Серьёзность подхода к делу проявляется, в частности, в том, что для решения задач синтеза искусств в мастерской создано три подразделения: проектное, живописное и макетное (столярное). Периодически к работе привлекаются скульпторы. Большинство сотрудников «Тектоники» – выпускники Академии художеств (института им. Репина).

 

Фирменным знаком коллектива является высокопрофессиональная ручная техника проектирования (акварельные отмывки) и – что совсем уж редкость! – традиционные материалы, конструкции (за редким, вынужденным исключением) и технологии. Самое удивительное, что общая стоимость строительства при этом не столь сильно возрастает, как принято считать: этот стереотип выдуман для того, чтобы как-то оправдать утрату строительных навыков и стремление к сиюминутной наживе в ущерб даже среднесрочной перспективе, не говоря уже о более дальней. Подобную точку зрения не раз высказывали приверженцы современной неоклассики – Куинлан Терри, Михаил Филиппов, Максим Атаянц, но их голос, к сожалению, неизменно тонет в крикливом строительном лобби.

 

Первые самостоятельные объекты молодого коллектива позволяют говорить об органичности погружения в «стиль», а также об особенностях сегодняшнего бытования традиции в контексте современности.

 

Церковь Св. Георгия Победоносца в посёлке Цвылёво (Тихвинский района Лен. области) выдержана в характерной стилистике рубежа XVIII-XIX веков: это традиционный четверик с алтарным выступом и вынесенной вперёд колокольней над главным входом. Четыре строгих фронтона и общий лаконичный декор дополнены куполами более прихотливого барочного рисунка с небольшими золочёными главками-латернами.

 

16-1-b1


 

Здание построено из старинного кирпича, происхождение которого знаменательно. Это «отходы» снесённых в Петербурге в 2000-е годы исторических зданий. Клинкерная облицовка придаёт классицистическому храму привкус «кирпичного стиля» 2 пол. XIX века. Так или иначе, неискушённым глазом здание воспринимается как историческая (усадебная или заводская) церковь.

 

Во время Великой Отечественной войны эти земли были местом ожесточённых боёв, поэтому здесь решено соорудить мемориальный комплекс, центром которого и станет построенная церковь.

 

 

16-1-b2

 

 

Планировка комплекса отличается строгой регулярностью с опорой на классические и советские образцы. Стилистика также традиционна для воинских мемориалов, с той лишь разницей, что роль главного сооружения вновь возвращается к храму, сочетающему в себе мотивы памяти и победы.

 

Особенностью Тихвинского комплекса стало стремление заказчиков и авторов максимально усилить в этом узле социальную составляющую. Помимо собственно мемориальных объектов (братское захоронение, обелиск на площади Памяти, музей и памятник основателю посёлка), комплекс получит обширную прогулочную зону, детскую и спортивную площадку, а в целом – шанс превратиться в полноценный общественный центр. Специфическая задача архитекторов – смахнуть с классических форм мертвенные музейные ассоциации, затянуть в них жизнь и таким образом «примирить» с современностью.

 

Церковь Св. царственных страстотерпцев в д. Морозовичи Новгородской области представляет собой простой клетский храм, состоящий из трёх деревянных срубов.

 

 

16-1-b4

 

 

Миниатюрный, с двумя изящными главками и выносным крыльцом, он скромно украшен традиционными элементами русского декора. Из произведений «Тектоники» он представляется наиболее близкой к историческим прототипам стилизацией.

 

 

16-1-b5

 

 

Церковь Св. евангелиста Иоанна Богослова в п. Нагово Новгородской области ориентирована на более ранние, допетровские образцы. Её белый, нарядный силуэт хорошо читается на равнинных просторах Новгородских земель.

 

 

16-1-4

 

 

Основной объём имеет стройные, облегчённые пропорции и украшен единственной луковицей на высоком барабане. Шатровая колокольня в духе XVII века почти вплотную примыкает к храму и вместе с ним образует динамичную композицию, сформированную на основе хорошо известного приёма, но плотно «сбитую», где «тело» храма и колокольня не сильно различаются по высоте и образуют компактное целое.

 

 

16-1-5

 

 

Здесь авторы гораздо смелее с «историей»: изменение пропорций, упрощённый современный цоколь и лаконичный, геометрически точный рисунок позволяют безошибочно атрибутировать постройку началом ХХIвека.

 

 

16-1-b6

 

 

Важно подчеркнуть, что этот языковой акцент – не в железобетоне и конструкциях (храм построен из кирпича с соблюдением традиционных технологий, за исключением железобетонной конструкции свода), а именно в особенностях композиции и прорисовки.

 

 

16-1-b7

 

 

При этом авторы утверждают, что затраты на такое строительство не возрастают, как принято считать – лишь его скорость несколько снижается, «не терпя суеты»…

 

Работа с сельскими храмами, разрушенными и новыми, всегда имеет мощную градостроительную составляющую. Опыт Кирилла Яковлева, как и многих архитекторов показывает, что (вос-) создание храмов способствует притяжению жизни в опустевшие сёла и началу их возрождения: «собирая» пространство, храм собирает и жителей. Этот социальный «бонус» храмостроения не менее важен, чем его организующий художественный эффект, и оба представляют на самом деле две части одного целого. Развивая эту мысль, можно лишний раз обратить внимание на то, что «формальная» часть традиции в архитектуре – лишь следствие и видимое выражение части неформальной, сущностной.

Помимо храмов, мастерская занимается проектированием частных домов, жилых комплексов, культурных объектов и общественных зданий.

 

Усадебный комплекс в Репино под Петербургом включает два абсолютно симметричных особняка в стилистике строгого классицизма, а также небольшую пятиглавую церковь Николая Чудотворца.

 

 

16-1-6

 

 

Дома, объединённые переходом на уровне второго этажа, уже закончены, тогда как строительство церкви намечено на вторую очередь.

 

 

16-1-b8

 

 

Ориентация на палладианскую эпоху строго соблюдена и в планировке интерьеров особняков, группирующихся вокруг центрального двусветного холла на средокрестии осей, и в стилистике интерьерного декора, впрочем, на наш взгляд, несколько избыточного.

 

Выполненные из кирпича, с соблюдением аутентичных технологий, дома впускают в себя современность иначе: через нарушение классического принципа иерархичности. В архитектуре традиции каждое здание «мыслит себя» как центр мира, является маленькой моделью мироздания. Здесь же два палладианских дома-близнеца как бы держатся за руки, что привносит в комплекс дуновение совершенно иных, демократических ветров и придаёт «застывшему» классическому языку привкус постмодернизма.

 

 

16-1-b9

 

 

Характерной особенностью церкви являются усечённые углы четверика, над одним из которых расположена маленькая стеновая звонница. Такой приём обусловлен диагональной ориентацией звонницы на берёзовую аллею, ведущую из посёлка к церкви. Обилие арочных проёмов (дверных и оконных) на миниатюрных фасадах компенсируется скупой линейностью их щипцовых завершений.

 

В целом комплекс представляет собой компромисс между «классическим» (особняки), «русским» (церковь) и «современным» (общая планировка), где современные черты вторгаются в общий традиционный строй, скорее, вынужденно, из необходимости согласовать форму и небольшой размер участка с идеальными представлениями о загородной усадьбе.

 

Усадебный комплекс в посёлке Жедрино Ульяновской области задуман как часть обширного этнопарка на месте бывшей усадьбы помещиков Ушаковых в Ульяновской области. Некогда процветающая усадьба сегодня представляет собой полузаброшенную деревню с руинами церкви во имя Казанской иконы Божией Матери 1801 года. Проект предусматривает не только реконструкцию церкви и воссоздание помещичьего дома, но и наполнение комплекса новой жизнью: возрождение ремёсел, устройство гостиничного комплекса и конноспортивного центра, фермы, пашни и т.д.

 

 

16-1-b10

 

 

Первоочередная задача – спасение церкви, характерной усадебной постройки рубежа XIX-XX веков. Рабочий проект реконструкции включает детальную проработку интерьеров с иконостасом в классицистической стилистике – авторскую стилизацию «Тектоники».

 

 

16-1-b11

 

 

16-1-b12

 

Ядром светской культурной жизни должен стать усадебный дом, совмещающий в себе функции музея, гостиницы, концертного зала и просветительского центра с возможностью проведения здесь официальных встреч, музыкальных вечеров, корпоративных праздников, семинаров, костюмированных балов и т.д.

 

Поскольку от исторического здания сохранился лишь фундамент, проект является стилизацией в духе палладианских усадебных построек России 1 пол. XIX века.

 

 

16-1-b13

 

 

Общая композиция дома недвусмысленно отсылает к знаменитой «Ротонде», хотя фасады отличаются разнообразием. Главный украшен строгим шестиколонным портиком, парковый – изящной экседрой, два боковых повторяют друг друга и имеют более скромные входы.

 

Симметричный центрический план дома вполне соответствует фасадам. За основу композиции здания взят кубический объём, а её ядром стал двусветный бальный зал, расположенный на главной оси здания. Первый этаж с музейной экспозицией, музыкальным салоном и столовой является общественной зоной. Постоянная экспозиция будет знакомить посетителей с историей семьи помещиков Ушаковых и края в целом, пробуждая интерес и любовь местных жителей к своей малой родине, а приезжих туристов – к самому феномену русской усадебной культуры, полностью уничтоженной в ХХ веке.

 

Второй этаж задуман как мини-гостиница. Здесь, как и на первом этаже, предполагается точное воссоздание дворянского быта и уклада жизни ампирной эпохи.

 

В цоколе располагаются кинозал, бар, танцевальная площадка и костюмерная. Венчает здание овальный в плане мезонин, где должны разместиться библиотека и архив.

 

 

16-1-b14

 

 

Как видим, из всех видов взаимодействия истории и современности, авторы предпочли максимальную «маскировку» современных функций.

 

Помимо храмов, портфолио мастерской включает реализованные проекты церковных интерьеров. В 2011 году был закончен интерьер церкви Св. евангелиста Иоанна Богослова СПбДАиС.

 

 

16-1-7.

 

16-1-8

 

 

В 2015 году завершена работа над интерьером восстановленной в Шушарах церкви Смоленской иконы Божией Матери архитектора Кваренги.

 

 

16-1-9

 

 

16-1-9b

 

16-1-b15

 

16-1-b16

 

16-1-b17

 

 

Оба интерьера соответствуют классицистической эпохе: изготовленные в стенах мастерской мебель и предметы утвари строго следуют ампирным образцам, росписи и иконы выполнены в академической стилистике.

 

 

 

Поиск диалога

 

На самом деле неразлучная диалектическая пара «традиция-новаторство» никогда не снимается с повестки дня. Но сегодня получилось так, что «вечное» исчезает из массового сознания, ориентированного почти исключительно «преходящее». Очевидно, поэтому мы наблюдаем такую в сущности противоестественную поляризацию архитектурного языка: с одной стороны – актуальный и динамично развивающийся «вширь» модернизм в его многообразных проявлениях, с другой – застывшая неоклассическая «резервация», генетически «помнящая» сакральную вертикаль. Говорить о «вечном» на языке современности – эта задача становится всё сложнее в условиях упомянутой выше поляризации и по причине принципиально разной генетики традиции и модернизма.

 

Последовательно исповедуя классический язык, архитекторы, конечно, не могут полностью абстрагироваться от сегодняшних реалий и осторожно взаимодействуют с ним. То вынужденно, то более заинтересованно, они стремятся нащупать собственную нефальшивую интонацию в неизбежном диалоге.

 

16-1-b18

Проект памятника св. Татиане в студгородке на Измайловском проспекте. Архитекторы: Кирилл Яковлев, Александр Якунин. Скульптор: Илья Литвинов. Конструктор: Антон Смирнов. 2010-2013

16-1-b19

Надгробие М.А. Фёдоровой. Архитекторы: Кирилл Яковлев, архимандрит Александр (Фёдоров), Александр Якунин. Скульптор: Олег Шоров. Серафимовское кладбище, 2013