Подмена понятий.
Южный спутник северной столицы

Карта границ функциональных зон с отображением параметров планируемого развития указанных зон и границ Санкт-Петербурга – приложение 2 к Закону Санкт-Петербурга «О Генеральном плане Санкт-Петербурга»

Карта границ функциональных зон с отображением параметров планируемого развития указанных зон и границ Санкт-Петербурга – приложение 2 к Закону Санкт-Петербурга «О Генеральном плане Санкт-Петербурга»

 

 

Эбенизер Говард предложил модель города-сада в конце XIX века. Она приобрела последователей и положила начало одному из направлений градостроительства XX века – движению по децентрализации, расселению крупных промышленных городов. Кроме того, предложенный Говардом принцип монофункционального использования территорий города был развит Афинской хартией и надолго стал основным в планировании городов, в том числе городов-спутников – например, Стокгольма. Это Фарста (Farsta), построенная в конце 40-х годов, и более поздние: Чиста (Kista), Дален (Dalen), где уже были использованы принципы смешанной застройки, созданы значительные объемы рабочих мест.Так, в городе-спутнике Чиста был создан кластер телекоммуникационной и высокотехнологичной промышленности, с размещением профильных отделений факультетов Университета и Королевского института технологий– шведская «силиконовая долина» с 28 тысячами рабочих мест.

 

Новые города были построены на линиях городского метро, то есть транспортная связь с центром им была изначально обеспечена. Критику вызывали качества, явившиеся следствием оторванности новых городов-спутников от основного тела города-метрополии. В них не было чувства идентичности, причастности породившему их культурному и историческому контексту – они были жизнепригодны, но они не были Стокгольмом.

 

С конца 80-х годов в Швеции произошёл поворот к ценностям экологии в широком понимании, с учётом ощущений человека, сохранности природного окружения. В результате застройка вернулась на brownfield areas – заброшенные промышленные участки в теле города. Удачный пример – жилой район Хаммарби-Шёстад (Hammarby Sjöstad), воплотивший все ценности экосреды: близость воды, энергосбережение, масштаб застройки, разнообразное транспортное обеспечение.

Таким образом, на смену городам-спутникам пришла модель полицентрического развития, с принципами компактности города, многофункционального использования территорий, опережающего строительства транспортной инфраструктуры. Над ними стоят ценности устойчивого развития: экология, охрана и рациональное использование исторического наследия, традиций, ресурсов, и всё это учитывается при планировании, управлении, проектировании, в технологии строительства. Комплексность такого подхода обеспечивает государство.

 

Таким образом, город-спутник – это определённый этап градостроительства преимущественно XX века. Насколько актуально применение этой исторической модели сейчас в Санкт-Петербурге? Этот вопрос возник в связи с наиболее масштабным проектом жилищного строительства последнего времени – частным инвестпроектом «Город-спутник Южный» (УК «Старт Девелопмент»).

 

Общеизвестный факт – Санкт-Петербург всегда развивался по генеральным планам. Последний из них, действующий в настоящее время, ответил в 2005 году на вызовы времени: изменение социально-экономического строя, новое административное устройство (город отдельно от области), новые требования к генеральному плану со стороны Градостроительного кодекса РФ. До увеличения территории Москвы наш город занимал первое месте в стране по площади территории – 1 439 кв. км. Граница с областью прихотлива, Красное Село, Молодёжное, Ломоносов расположены на большом расстоянии от центра города, при этом Кудрово, Девяткино, находящиеся на территории области, – близко.

Сейчас Генеральный план Санкт-Петербурга – это цветная картинка на белом поле. Наиболее удалённая точка в южном направлении, полуостров, выдающийся вдоль уходящего вдаль Киевского шоссе, – это сельхозземли, отнесённые первоначально за «расчётный срок» Генерального плана, то есть на период после 2015 года. Сейчас развитие этих территорий признано в документах о стратегическом и территориальном планировании актуальным. Это и есть территория города-спутника Южный. Внесены изменения в Генеральный план, Южный поименован в Стратегии-2030, присутствует в федеральной программе строительства доступного жилья.

 

Ламские пруды Александровского парка – зона риска реализации стратегического инвестиционного проекта «Город-спутник  «Южный»

Ламские пруды Александровского парка – зона риска реализации стратегического инвестиционного проекта «Город-спутник «Южный»



Процесс внесения изменений в Генеральный план сопровождался судебными делами. Представители Пушкинского района подали иск к управляющей компании «Старт Девелопмент», считая незаконными планы застройки Кондакопшинского болота – части водной системы, питающей исторические парки Пушкина и Павловска.

 

 «Капитель» обратилась с вопросами к уважаемым экспертам: академику В.Ф. Назарову, декану факультета искусств СПбГУ И.Г. Уралову, директору центра ЭКОМ А.С. Карпову, руководителю архитектурной мастерской «Союз-55» архитектору А.П. Викторову – с вопросом: считают ли они нужным и полезным для города реализацию этого проекта на 130 тыс. жителей?

 

Мнения почти всех экспертов сошлись в том, что при всех «не» – недостаточно обоснованном размещении, необеспеченности транспортом и инженерной инфраструктурой, несозданных рабочих местах – острый дефицит жилой среды высокого качества тешит надеждой, что, может быть, как раз здесь это и произойдёт. «Я хотел бы представить Южный как модель идеального развития Петербурга, как образец градостроительного искусства для России, как образцовый “экогород”, в котором основным смыслом стало бы формирование гармонии природы, человека и нового образа урбанизированной среды» (И.Г. Уралов).

 

«На юге выданы разрешения на многие проекты строительства жилья. Несмотря на очень большие проблемы с транспортом, в южном направлении все востребовано. Надо решить проблему жилищную, и она пока, к сожалению, решается через квадратные метры, а не через качество» (А.П.Викторов).

 

В чём же преимущества этого проекта – едва ли не единственного из проектов территориального развития, получившего в Стратегии-2030 статус якорного для территориально-экономической зоны (ТЭЗ) «Южная»? Может быть, это старт модели полицентрического развития на юге Санкт-Петербурга, где появится общая для города и области территория развития? Она возьмет на себя часть нагрузок исторического центра, даст работу людям, проживающим в Пушкинском районе и на прилегающей территории Ленинградской области. «Именно в таком случае Южный может быть признан частью концепции полицентричности. Подобный проект должен быть не только самодостаточным поселением, но и притягательным для жителей большого исторического центра, иных малых центров Петербурга. А это весьма непростая задача вне исторического контекста и традиций», – считает И.Г. Уралов.

 

«При нынешнем состоянии экономики Санкт-Петербургу такой проект не по карману. Расположение далеко на периферии Санкт-Петербурга требует слишком больших финансовых вложений в строительство транспортной, инженерной и социальной инфраструктуры, в создание рабочих мест. Существуют другие важные градостроительные зоны, прежде всего исторический промышленный пояс – «пауза» в структуре города, пожирающая ежечасно в огромном количестве ресурсы. В первую очередь надо повышать эффективность этой ценной территории, финансировать планирование, развивать инфраструктуру» (А.С. Карпов)

 

А.П. Викторов считает, что развитие должно быть основано на координированном развитии соседних регионов. «Город и область — единый организм. Административные границы это некая условность. В случае «Южного» это очевидно, так как рабочие места могут располагаться в области, например в Гатчине, надо совместно обсуждать и планировать эти вопросы. Надо делать совмещенные планы для двух субъектов федерации. Закон о разработке единого документа для городов федерального значения и их регионов: Москва — Московская область, Санкт-Петербург – Ленинградская область, Севастополь – Крым разработан, одобрен Правительством РФ, но пока не принят. Схема дает очень большую возможность увидеть на одном листе бумаги, что получается и какие выгоды для всех участников: от федерации до муниципалитета».

 

«Может быть город без мест приложения труда, как, например новый город Медеин (Medeine) в Израиле (построенный в 1993 году по специально разработанному плану между крупнейшими городами Иерусалимом и Тель-Авивом – ред.) В городе жилая среда высокого качества, парки, малоэтажные дома, полная безопасность для пешеходов, и все добираются на работу в любой из городов за 20 минут» (А.П. Викторов).

 

Мы сравнили: расчётное население Медеина 250 тыс. человек, площадь территории 50 кв. км. Город-спутник Южный рассчитан на население 130 тыс., его площадь 20 кв. км. Таким образом, скорее всего, Южный будет районом многоквартирного доступного жилья с достаточно высокой плотностью. Чтобы он ответил на ожидания среды высокого качества, там необходимо разместить какие-то культурные объекты, многофункциональный центр или отдельные помещения, где люди будут заниматься творчеством, спортом.

 

Пожелания А.П. Викторова: «Не надо заказчикам выжимать все до последней копейки, а подумать о том, что небольшие сдвижки в сторону комфорта и качества привлекут людей, что повысит привлекательность проекта, ускорит продажи. Чтобы так произошло должна быть умная государственная политика, нацеленная на качественную среду. Политика кнута и пряника — хотим жить не выше пятого этажа, например. Кто-то должен установить эти правила. Нельзя пускать все на самотек — дисциплина в градостроительстве не последняя вещь в создании среды».

 

На опасность создания такого крупного района без продуманной концепции управления указывает А.С. Карпов: «Механизмы управления непонятны. Возникает очевидный дисбаланс. В Пушкинском районе с пятью муниципалитетами проживает 136 тыс. человек и планируется поселить ещё столько же без понятной административно-управленческой системы, идентификации типа поселения и путей его взаимодействия с общегородской системой. Пока этого не существует, хотя заложенная в Стратегии система ТЭЗ привлекательна, так как снимает административные барьеры, мешающие территориям города работать как единое целое. Полицентризм не в том, чтобы “набабахать” новые центры – это огромные деньги, а чтобы, прежде всего, разгрузить исторический центр».

 

Но город-спутник Южный не подходит для решения этой задачи. Он практически недоступен. Пока туда можно добраться только по федеральной трассе М-20 (Киевское шоссе) и электричкой по Балтийской железной дороге. Таким образом, при всём желании поверить в то, что написано про новый город-спутник в Стратегии, нас вслед за экспертами беспокоит «вопрос уважения к базовым ценностям: истории, традиции, экологии, “памяти места”. Можно создать буквально “музей болот”, заповедный парк и на том прославиться и даже заработать. Боюсь, что для нас этот путь слишком интеллектуален. Проще работать бульдозерными клиньями» (И.Г. Уралов).

 

«Потенциал места – это важнейшее понятие градостроительства. Надо правильно понять характер места, его потенциал и способствовать реализации последнего. Задуманный южнее Пушкина город «Южный» никогда не станет городом, а будет «свалкой» социального жилья. Если зерно брошено правильно и в нужном месте, оно прорастёт. Если место неподходящее, то сгниёт» (академик В.Ф. Назаров).

 

Есть у «Южного» сильное конкурентное преимущество – «жёсткое» лоббирование сверху. Ничего удивительного: градостроительство, землепользование во все времена испытывали большое политическое влияние. Важно — каким будет результат.