Полицентризм и миссия промышленного пояса Петербурга

Деятельность по планированию и архитектурному проектированию представляют собой две неразрывно связанные сферы профессиональной деятельности по формированию городской среды. Осознавая это, в последнее время всё большее число архитекторов предлагают своё понимание формирования целостной системы городских пространств.

 

В последнее время мы часто задумываемся: каким должен стать Петербург, как сохранить то, что мы ценим и любим в нашем городе?

Как и тысячи других исторических городов, Петербург строился моноцентрическим, и до недавнего времени эта модель как-то справлялась со своими задачами, но город растёт… В ближайшее десятилетие планируется построить десятки миллионов квадратных метров жилья на новых участках, и это только в границах самого города.

Если учесть тенденции строительства за КАД на территории Ленобласти, где как грибы вырастают 25-30-этажные кварталы, легко сделать прогноз, что через 30-40 лет мегаполис охватит огромные территории, включая ближайшие города-спутники, дачные и коттеджные посёлки, сельскохозяйственные территории, зоны отдыха и т. д. Причём строятся чисто спальные районы в расчёте на паразитическую эксплуатацию инфраструктуры центральной части города, которая и сейчас уже перегружена.

Почему это происходит?

В годы советской власти началась массовая миграция сельского населения в города. Тогда опустели деревни.

Сейчас Москва и Петербург – наиболее привлекательные центры, где оседают приезжие со всей России в поисках работы и лучшей жизни.

События развиваются стремительно, и очень скоро можно пройти точку невозврата. Если не выбрать правильное направление и не обеспечить его реализацию, наши внуки будут жить в мире, похожем на антиутопии из научно-фантастических фильмов.

 

02

 

04

 

05

 

 

Альтернативой может стать полицентризм.

 

 

06

 

 

 

 

Полицентризм

 

Это, мягко говоря, далеко не новое понятие. Строение материи от элементарных частиц до звёздных систем основано на принципах полицентризма.

В градостроительстве развитые страны уже достаточно давно начали пробовать различные полицентрические модели и накопили большой опыт, в том числе отрицательный.

У нас в последнее время тоже стали активно обсуждать эту тему, но, скорее всего, в чистом виде применить западный опыт не удастся. Придётся адаптировать его с учётом особенностей нашего климата, экономики, ментальности… Кроме того, все мы по-разному представляем себе, что значит полицентризм даже для нашей Петербургской агломерации.

Мне кажется, что главная цель – это создание условий для превращения городов-спутников и крупных поселений в полноценные, самодостаточные центры цивилизации, а не удалённые ущербные придатки мегаполиса.

Важно предотвратить срастание Петербурга с окружающими его населёнными пунктами в сплошную, бесконечную, однообразно плотную застройку. Для этого необходимо окружить город защитной лесопарковой зоной с жёстким регламентом строительства только малоэтажных объектов для отдыха, спорта и здравоохранения.

 

07

 

 

Это не исключает роста и развития центров агломерации, в том числе удалённых от Питера. В первую очередь требуется создание в каждом таком центре рабочих мест для людей с разным образованием и специализацией, чтобы исключить умирание городов, когда останавливается единственное градообразующее производство, как случилось в США со столицей автомобилестроения – Детройтом.

Кстати, именно сейчас можно было бы создавать множество небольших производств под знаменем «импортозамещения» во всех городах Ленобласти.

В крупных спальных районах также должны формироваться локальные центры как центры небольших городов с полным набором градообразующих функций, чтобы люди могли удовлетворить все ежедневные потребности в своем районе, включая работу. Тогда им просто незачем будет тратить годы жизни на ежедневные поездки «в город» или на другой его конец. В этом могли бы помочь и компьютерные технологии при поиске работы, и налоговые льготы при трудоустройстве рядом с домом. В Китае, к примеру, активно развивается система домашних офисов для тех, кто работает за компьютером (новые районы Soho New City в Шанхае).





Маятниковая миграция

 

Одним из самых тяжёлых последствий разрастания мегаполисов является ежедневная маятниковая миграция, которая у нас охватывает миллионы людей. Она постоянно высасывает колоссальные ресурсы общества – время, здоровье, деньги, энергоносители, заставляет бесконечно наращивать транспортную инфраструктуру, ухудшает экологию. В этом теперь участвуют и дети, которых родители возят через весь город в престижные школы.

Поэтому одна из важнейших стратегических задач градостроительства – не миллионы квадратных метров (это отработает свободный рынок), а постепенное изменение всей структуры агломерации, создание нового качества жизни в каждом её центре. Тогда и появятся условия для радикального уменьшения истощающей маятниковой миграции.

Свобода перемещения от этого только выиграет, так как изменится мотивация – путешествия, отдых, новые впечатления…





Миссия промышленного пояса

 

Особую неоценимую роль может сыграть промышленный пояс Петербурга.

Расположенный между историческим центром и спальными районами, он не просто огромная территория для строительства новых площадей – это скорее шанс исправить структуру города в целом, исправить накопившиеся проблемы.

Но без комплексного всестороннего подхода эту задачу не одолеть. Сейчас, к сожалению, уже идёт застройка ряда участков без единой градостроительной идеологии, а значит, в будущем это может помешать решению глобальных задач.

 

В мире существует много примеров крупных проектов реконструкции промышленных зон. Один из самых масштабных и ярких примеров для Питера – Докланд в Гамбурге (HafenCity). После проведения в 1999 году градостроительного конкурса на реновацию территории торгового порта были разработаны правила застройки и регламент. И вот уже полтора десятилетия идёт реализация в точном соответствии с этими правилами. В результате появляется очень комфортная, многообразная и сомасштабная человеку жилая среда.

В нашем случае возможны ещё более амбициозные цели…

 




Транспортный каркас

 

 

08

 

 

Прежде всего, должен измениться транспортный каркас, включающий ЗСД, кольцевые магистрали, огибающие центр, и внутреннее кольцо перехватывающих автостоянок, которые могли бы снять часть транспортной нагрузки с центра без применения запретительных и ограничительных мер. Одновременно могли бы улучшиться связи между районами, минуя исторический центр. Но этого недостаточно.





Функциональный каркас

 

 

09

 

 

Исторический центр – это крупнейший памятник архитектурной среды одной эпохи XVIII – начала XX века, и по законам жанра он должен быть одним из главных мировых центров туризма, но именно эта функция развита очень плохо. Центр Вены в несколько раз меньше, но он весь пешеходный, и каждый квадратный метр используется, а у нас две с половиной полупустые пешеходные улицы. В результате Вена занимает первое место по качеству жизни, а Петербург…

Поэтому здесь можно и нужно развивать прежде всего уникальные функции эпизодического спроса, культуры и туризма, пешеходные зоны, а не футбол и бизнес-центры.

Важно постепенно изменить сложившуюся диспропорцию, когда проживает в центре всего 15% петербуржцев, а рабочих мест сконцентрировано около 40%.

Для этого часть функций, привлекающих большие потоки людей и транспорта, нужно постепенно переносить из исторического центра в соседние районы промышленного пояса.

Одновременно здесь могут появиться объекты, которых не хватает в сложившихся спальных районах и которые там уже невозможно организовать, – новые деловые, научные и образовательные центры (технопарки и бизнес-инкубаторы), стадионы, больницы и, конечно, жильё.

При этом ни в коем случае нельзя выводить отсюда всю промышленность – только вредные химические производства, иначе мы и здесь лишимся рабочих мест, удачно расположенных с точки зрения доступности, как из центра, так и из прилегающих районов.

Если для промышленных предприятий постепенно вводить экологические стандарты, как для транспорта – ЕВРО 3, ЕВРО 4, ЕВРО 5, – через какое-то время соседство жилых кварталов и высокотехнологичных, экологически чистых производств станет вполне логичным, а связи станут короче.

 

10

 

 

Сейчас промпояс имеет очень рыхлую одноэтажную застройку. Специалисты считают, что при правильном подходе к регенерации может освободиться около двух третей этих территорий за счёт рационального компактного использования, а не вывода мощностей на окраины и за КАД.

В результате вокруг исторического ядра может появиться несколько новых центров притяжения, и вместо транзитных потоков через весь город должны возникнуть короткие связи исторического центра и спальных районов с обновленным промпоясом, что радикально уменьшит транспортную нагрузку, и не только на центр.





Зелёный каркас

 

11

 

 

Но прежде чем нарезать участки под новую застройку в «сером» поясе, должен заработать новый градостроительный норматив, обеспечивающий организацию крупных парковых зон в пешеходной доступности для новых и реконструируемых районов, и это помимо процента озеленения на застраиваемых участках. Вокруг зелёных пространств будет появляться более дорогая недвижимость, улучшая экономику всего процесса и социальный состав района. Тогда появится шанс создать качественно новую среду в этих депрессивных районах и окружить центральные районы зелёным поясом.

В этом, на мой взгляд, и заключается потенциальная МИССИЯ промышленного пояса, которая, изменяя структуру всего города, поможет запустить естественные процессы оздоровления, а это наиболее эффективный и долгоиграющий инструмент.

Жёсткие экономические и запретительные санкции дают иногда быстрый и впечатляющий результат, но загоняют проблему в угол, где она продолжает оставаться, пока не вырвется на свободу с новой энергией.





Общественные пространства

 

В результате таких изменений могут появиться новые районы с новыми центрами притяжения как фрагмент общей полицентрической системы.

Возникает вопрос: какими качествами должны обладать такие локальные центры, независимо от того, где они расположены – в «сером» поясе, спальном районе Петербурга или городе-спутнике?

За тысячи лет человеческая цивилизация выработала такую форму общественного пространства, как городская площадь с храмом, ратушей или театром. В праздники на них устраивают ярмарки, а по выходным тематические субботние и воскресные базары. Пешеходные торговые улицы и бульвары могут соединять площади и сады в целую сеть общественных пешеходных пространств.

Психологически люди мало изменились. Их привлекает разнообразие, чувство защищённости, возможность общения, красота, масштаб и комфорт среды. Поэтому никогда не бывает пустой площадь у фонтана Треви в Риме, современная площадь Сони-центра в Берлине, накрытая огромным шатром, пешеходные зоны Вены, Мюнхена, Вероны и многих других городов Европы.

Отчасти этими качествами обладают торгово-развлекательные центры, но они функционально ограничены и не могут заменить полифонию полноценной городской среды.





Идентичность

 

Одной из обязательных составляющих для ощущения жителями своей идентичности с окружающей городской средой является возможность социальной активности и общения, наряду с качеством и индивидуальностью архитектуры. Замечательный пример – Московская площадь, которая до реконструкции была пустырём с памятником Ленину, а когда появился комплекс фонтанов, превратилась в место массового отдыха и молодёжной «тусовки».

К сожалению, большинство наших городов, в том числе и в Ленинградской области, в силу разных причин всем этим критериям не отвечают. Как результат – миграция в крупнейшие города.

Изменение транспортного, функционального и «зелёного» каркасов неизбежно столкнется с необходимостью изменения границ собственности, возникших в результате поспешной приватизации 90-х. Это болезненное хирургическое вмешательство, затрагивающее интересы владельцев земли, инвесторов и застройщиков, однако для реализации стратегических планов в интересах всего города можно проявить и политическую волю, и разработать систему компенсаций. Давно назрела необходимость внесения изменений и в Градостроительный кодекс и Правила землепользования, которые, развязав руки специалистам-градостроителям, позволят создать качественно новый генеральный план Петербурга в увязке с Ленобластью.





Реальные шаги

 

Наивно полагать, что такие мероприятия могут быть реализованы в ближайшем будущем без серьёзных изменений во взаимопонимании широких кругов общественности, администрации и специалистов, связанных с вопросами градостроительства, урбанизма, экономики, строительства и социологии, но «вода камень точит»…

Запущена в работу «Стратегия 2030» – программа, в которой решаются свои задачи на ближайшую перспективу.

Похоже, что с радикальными градостроительными идеями на этот поезд мы уже опоздали. Но есть вопросы, не терпящие отлагательств. Это, прежде всего, территории, которые нужно зарезервировать под будущие магистрали, общественные пространства, сады и парки, чтобы какой-нибудь новый проект не помешал в будущем реализации важных градостроительных задач.

Мне кажется, такая инициатива вполне в компетенции КГА и главного архитектора при поддержке Градостроительного совета и Союза архитекторов.

Что касается перспективного генерального плана развития всей Петербургской агломерации, это сложная и многоступенчатая задача с горизонтом 15-20 лет. Для её решения надо начинать с формулирования ценностей и целей, выработки идеологии новой полицентрической модели, на этом фундаменте можно будет разработать программу и утвердить её на федеральном уровне. Тогда появятся законные основания для внесения изменений в Градостроительный кодекс и нормативы. Только после этого можно будет начать разработку действительно новой градостроительной документации.

Да, это долгий путь, но именно поэтому есть шанс, что мы не столкнёмся с яростным сопротивлением строительного комплекса, чиновников и застройщиков, которым выгодна существующая сегодня ситуация, а отдалённые перспективы их пока не волнуют…



P. S. Все схемы носят исключительно иллюстративный характер.