П.С. Кузнецов (Олигорский). Классические традиции в архитектуре Англии межвоенного периода (1920-1930-е гг.)

Сведения об авторе:

Кузнецов (Олигорский) Павел Сергеевич (1988 г.р.). Характер нордический, добрый. С коллегами по порталу ee24.ru (основному месту работы) сдержан и уважителен, работает шеф-редактором. Со второго курса факультета журналистики СПбГУ работает по специальности – «ни дня без строчки!». Второе высшее – Институт имени И.Е. Репина (факультет теории и истории искусств, 2010-2013). Ныне – аспирант (там же). Научные интересы разнообразны, но в последнее время – традиционализм в архитектуре XIX-XX вв.

 

УДК: 72.035 (Эклектизм)

 

 

Архитектура Англии межвоенного периода обычно называется неогеоргианской по имени двух королей Великобритании – Георга V (годы правления – 1910-36) и Георга VI (1936-52). Постройки 1920-1930-х гг. распадаются на две группы, которые показывают два направления: одно, господствующее, продолжало классицистические традиции начала ХХ века; второе отражало новаторские тенденции набиравшего силу модернизма.

Классицизирующие тенденции в Англии были, вероятно, были вызваны менталитетом англичан, их любви к родной старине: в данном случае – к английскому палладианству первых десятилетий XVIII века и торжеству классицизма в архитектуре Англии в 1740-х – 1830-х гг. Кроме того, время правления Георга V, начавшееся 6 мая 1910 года, совпало с общим поворотом европейской архитектуры к неоклассике. Еще одна причина популярности неоклассики в межвоенный период, помимо консерватизма англичан, кроется в том, что часть заказов делалась под патронажем королевской семьи, придерживавшейся традиционных стилей.

Начиная рассказ о неоклассических постройках 1920-30-х годов, в первую очередь следует сказать о нескольких долгостроях 1910-х годов, возведение которых было прервано Первой мировой войны. Такие постройки достраивались на Британских островах в 1920-х гг. Стоит выделить несколько таких объектов в британской столице: администрация лондонского графства (Ральф Кнотт), здание Британской медицинской ассоциации (Эдвин Лаченс), перестройка Квадранта Риджент-стрит (Реджинальд Блумфилд), универмаг «Селфридж» (Дэниел Бернхэм и др.).

 

 

3-MM13-13-1

Д. Бернхэм, Р. Аткинсон, Т. Тейт. Универмаг Селфридж. Лондон (1909-1928)

 

 

Строительство некоторых построек, таких как администрация лондонского графства (1911-22, пристройка 1936-39, Р. Кнотт), растягивалось на несколько десятилетий. Окончательно введенные в строй лишь в 1930-х гг., хотя проектировались еще в 1910-е, такие здания смотрелись несколько старомодно.

 

 

Р. Кнотт. Администрация лондонского графства (1911-22, 1936-39)

 

 

Здание на Тэвисток-сквер в Лондоне (Э. Лаченс, 1911-25) проектировалось изначально для Теософского общества, однако из-за нехватки денег и начала войны было перепрофилировано в штаб-квартиру Британской медицинской ассоциации. В последнем примере наблюдается тенденция к «кирпичному неоклассицизму», который активно будет воспроизводиться в Англии в 1920-30-х гг. и который является наследником традиций «георгианского стиля» XVIII-XIX вв. (в русскоязычной литературе иногда он обозначается «английским стилем»).

Интересный долгострой располагался и на Оксфорд-стрит, где в 1909-1928 гг. воздвигался универмаг «Селфридж». Здание со стальным каркасом и ярким неоклассическим фасадом построил представитель «чикагской школы» Дэниел Бернхэм, помогали ему в этом английские архитекторы Роберт Фрэнк Аткинсон и Томас Тейт. Здесь большой ордер трактуется явно и формирует облик здания, своими истоками уходя в прошлые столетия.

Крупнейшим проектом, растянувшимся на 1910-1920-е, оказалась перестройка одного из ведущих ансамблей Лондона – Квадранта с новыми магазинами и лавками на Риджент-стрит и площади Пикадилли (архитектор Р. Блумфилд, 1910-1928; некоторые здания достраивались и после этой даты). Проект стал программным возвращением к традиции Джона Нэша в противовес викторианской эпохе.

Примечательно, что во всех вышеперечисленных постройках налицо отсутствие признаков примененного железного каркаса. Фасады облицованы камнем или кирпичом, что является отличием от английских зданий 17-18 веков, где нередко использовался мрамор.

 

 

3-MM13-13-3

Р. Блумфилд, Свон и Эдгар (перейстройка), площадь Пикадилли, 1924-28, фото 1962

 

 

Большая часть лондонских зданий рассматриваемого периода производит впечатление массивности и некоторой тяжеловесности, что характерно для каменной архитектуры ренессанса. При этом стальная конструкция каркаса, скорее всего, применялась «не в соответствии с принципами архитектора, а потому, что она дала возможность несколько уменьшить размеры здания, снизить расходы по строительству и ускорить его темпы» [1, с. 215].

 

Стальной каркас применялся, к примеру, в таких постройках, как отделения «Мидленд банка» Лаченса в Лондоне и Манчестере, универмаг «Свон и Эдгарс» Блумфилда (перестройка), здания Кертиса Грина («Уолсели-хаус», «Лондонское общество страхования жизни» и «Национальный Вестминстерский банк») и др.

 

 

3-MM13-13-4

Э. Лютьенс. Мидленд-банк, Манчестер (1928, 33-35)

 

 

Для Эдвина Лаченса (в русской литературе также встречается написание Лютьенс) был свойственен отход от палладианства, Ренессанса и наследия Движения искусств и ремесел в послевоенный период [2, с. 79]. Один из ведущих архитекторов Британии оригинально трактовал исторические стили. Его заслугой стала адаптация стиля неоклассицизм к многоэтажным офисным зданиям.

Ярким примером служит здание правления «Мидленд банк» в Полтри, Лондон (1924, 1926-30) в неоренессансном стиле (от которого Лаченс уйдет в дальнейшем), одна из лучших городских построек автора. Прототипами одинаковых рустованных фасадов, выходящих на две улицы, были, скорее всего, безордерные фасады ранних флорентийских палаццо.

 

 

3-MM13-13-5

Э. Лютьенс. Штаб-квартира Мидленд-банк, Лондон (1924, 1926-30)

 

 

«Примирение» высоких зданий и ордерной системы было одной из главных задач английских зодчих в межвоенный период. Параллельно с этим развивались такие тенденции, как отказ от декора в зданиях, базирующихся на классических принципах, а также выявление новой железобетонной конструкции с опорой на классические или ренессансные традиции, но при этом с поиском новых приемов, не связанных с традиционными стилями.

Простота, доходящая до суровости, наблюдается в облике офисного здания «Аделаида-хаус» в Лондоне (Джон Бернет и его сотрудники; 1924-25), где отчетливо проявляется каркас. Здесь декоративные вертикали перестают быть пилястрами, и появляются горизонтальные балки. Решетка, характерная для промышленных зданий, становится декоративной основой фасада офисного здания.

 

 

3-MM13-13-6

Д. Бернет и сотрудники. Аделаида-хаус, Лондон (1924-25)

 

 

В 1920-х гг. здания становились проще, больше и выше, влияние устремленных ввысь американских небоскребов ощущалось в Европе. В Лондоне новые здания, достигшие высоты 30 м, носили резко выраженный вертикальный характер, что подчеркивалось простыми декоративными эффектами. Протяженность же длинных зданий часто подчеркивалась непрерывными горизонтальными поясами (в 1920-х гг. такое часто встречалось в Германии).

Проблема высотности зданий в Англии нередко обсуждалась во время заседаний архитектурных сообществ и на лекциях в образовательных учреждениях. Основной посыл сводился к тому, что дома растут, а какое-либо регулирование отсутствует. Журнал TheArchitectandBuildingNewsотмечал, что «во время, когда земельные спекулянты продолжают твердить о необходимости высоких зданий в Лондоне и других наших крупных городах, их речи больше отвечают собственным интересам, а не запросам общества» [3].

В данной заметке также приводились слова американского архитектора-неоклассика Томаса Гастингса (одного из авторов «Девоншир-хауса» на Пикадилли), который критиковал строительство небоскребов. «Расточительность этих деструктурных современных и практичных зданий ведет к ужасающим последствиям. Этого не произойдет, по всей вероятности, в английских городах, если будут приняты разумные законы, ограничивающие высоту зданий. Я искренне надеюсь, что ваш город никогда не заболеет этой болезнью высоких зданий, которая столь революционно перевернула облик Нью-Йорка, деморализовав коммуникации и кровообращение города» [3].

Однако разговоры и чаяния оставались лишь пустым звуком, так как крупные дома активно возводились в центре Лондона и во время «Великой депрессии» без каких-либо регламентов. К таковым можно отнести следующие сооружения в столице Великобритании: «Национальный провинциальный банк» Эдвина Купера; «Индиа-хаус», «ЮАС-хаус» и «Банк Англии» Герберта Бейкера. Также выделяются манчестерская Центральная библиотека Винсента Харриса и две постройки Герберта Роузи в Ливерпуле – «Индиа Билдингс» и «Банк Мартинса».

Центральная библиотека Манчестера (конкурс 1927 г., строительство – 1930-1934 гг.) выполнена в форме ротонды с массивным портиком, а свод перекрыт огромным куполом. Здание, построенное по проекту архитектора-традиционалиста Винсента Харриса, очень похоже на римский Пантеон. Стальной каркас здесь очень сложный и не лишен красоты (судя по фотографиям во время стройки), однако его не видно из-за облицовки портлендским камнем. Английский исследователь отмечал, что «в некоторых его зданиях чувствуется влияние сэра Эдвина Лаченса, однако постройки Харриса более крупные и оголенные, менее утонченные, либо более откровенные, – все зависит от тех позиций, с которых вы будете их рассматривать» [4, с. 14]. Модернисты активно критиковали Харриса за его копирование и приверженность историческим стилям, однако его неоклассические здания выглядят солидно, хорошо сделаны и художественно ценны.

 

 

3-MM13-13-7

В. Харрис. Центральная библиотека, Манчестер (1930-34)

 

Г. Бейкер (архитектор), О. Фэбер (инженер). Банк Англии (перейстройка, 1922-39)

 

 

Многие постройки Герберта Роузи в Ливерпуле, пожалуй, самого влиятельного ливерпульского архитектора межвоенного периода, являются примером весьма успешных попыток по совмещению традиционных архитектурных форм и новых конструктивных систем и объемно-пространственных композиций. Роузи построил несколько комплексов, близких по духу к функционализму, но сохраняющих ренессансный фасад, к примеру, «Индиа Билдингс» (1924-32), используемый под складские помещения, офисы и магазины, и «Банк Мартинса» (1932), который стоит особняком в творческом наследии архитектора. Оба проекта напоминают ренессансные дворцы с фасадами, расчлененными пилястрами.

 

 

3-MM13-13-9

Г. Роузи. Банк Мартинса, Ливерпуль (1932)

 

 

Сэр Герберт Бейкер совместно с Александером Томасом Скоттом он построил «Индиа-хаус» (1928-30) на выпуклом кривом пространстве на улице Олдвич в Лондоне. Здание, предназначенное для Индийской Верховной Комиссии, гармонично вписывается по соседству с «Буш-хаусом», хотя и выглядит несколько несуразно из-за полифонии восточных мотивов, барочных наличников, лавровых венков эпохи ампира и иных деталей на фасаде.

Выделим еще одну имперскую комиссию в Лондоне – «ЮАС-хаус» для властей британского доминиона Южно-Африканский Союз (арх. Герберт Бейкер, Александер Томпсон Скотт, 1931-33), где ордер формирует парадный облик здания. Это ортодоксально неоклассическое здание играет ключевую градообразующую роль на Трафальгарской площади и является наиболее совершенным и богато украшенным творением Бейкера.

 

 

3-MM13-13-10

Г. Бейкер. ЮАС-хаус, Трафальгарская пл., Лондон (1930-33)

 

 

Проблема высотности зданий оставалась актуальной для англичан, и появление крупных построек поставило под вопрос использование неоклассики. В 1930-х гг. в отелях, жилых домах и некоторых банках приемы классицизма деградировали до мелочей. Неоклассика трансформировалась серьезно и заимствовала элементы из других стилей эпохи (в основном, эстетику функционализма). Это отчетливо видно в «Кропторн Корте» Джайлза Скотта, манчестерском офисе «Мидленд банк» Лаченса, офисе «Фонда шотландских вдов и Общества страхования жизни» и отеле «Куинс» в Лидсе (оба проекта – Кертис Грин).

В отеле «Куинс» малый ордер сложно различим снизу, так как вынесен наверх и в 10-этажном здании смотрится уже как декор. Сооружение является упрощенным вариантом неоклассики, о чем напоминают детали: карниз, колонны и пилястры на двух последних этажах, три небольших фронтона. Две полукруглые стеклянно-стальные «шахты» «утоплены» на главном фасаде и «спрятаны» за фронтонами на первых трех этажах и колоннами – на двух последних.

 

 

3-MM13-13-11

К. Грин. Отель Куинс в Лидсе (1937)

 

 

Определенным консерватизмом отличалась архитектура не только общественных построек, но и зданий городских самоуправлений. Большинство английских ратуш было классическим в межвоенный период. Ортодоксальный неоклассицизм отражен в ратушах в Шеффилде (1920-34), Ноттингеме (1924, 1927-29), Питерборо (1928-1933), Саутгемптоне (1929-39), Лидсе (1930-33), Барнсли (1932-33), Стормонте (близ Белфаста, 1932), Честерфилде (1933-38).

Упрощение неоклассицизма в зданиях ратуш началось в 1930-х гг. Стали проявляться элементы ар-деко, архитекторы постепенно отказывались от симметричного плана и фасада. Примерами упрощения неоклассики, тяготеющей в сторону ар-деко, могут служить ратуши в Норвиче (1938), Уортинге (1933-34), Суонси (1930-34), Дэгенхэме (1937), Уолтемстоу (1937-43).

 

 

3-MM13-13-12

Ч. Джеймс и Р. Пирс. Ратуша в Норвиче (1938)

 

 

 

 

Список использованной литературы:

1 Уиттик А. Европейская архитектура ХХ века: В 2-х тт. М.: Стройиздат, 1964. Т. 2. – 204 с.

2 Фремптон К. Современная архитектура. Критический взгляд на историю развития / Под ред. В.Л. Хайта. М.: Стройиздат, 1990. – 535 с.

3 Limitation of height // The Architect and Building News. 1927. № 3050.

4 Holder J. Emanuel Vincent Harris and the survival of classicism in inter-war Manchester // Hartwell C., Wyke T. Making Manchester. Manchester: Lancashire & Cheshire Antiquarian Society, 2007.