Союз творческих мастерских
Кирилла Яковлева

Архитектурная мастерская «Тектоника» существует на проектном рынке с 2007 г. Учитывая, что это был порог кризиса, можно сказать, что времени на профессиональную реализацию у фирмы было совсем немного. И всё же группе молодых зодчих, ваятелей и живописцев с академическим образованием удалось заявить о себе рядом достойных внимания реализаций, декларирующих их консервативные стилевые позиции.

 

Название «Тектоника» объединяет 3 мастерские: проектную, живописную и макетную, под общим руководством архитектора Кирилла Яковлева. Помимо этого, к работе периодически привлекаются скульпторы академической школы: как нетрудно догадаться, в программные задачи фирмы входит установка на синтез искусств. Основное направление деятельности молодого коллектива – храмовая архитектура.



 

Реставрация как обучение

Церковно-строительный бум, который переживает наша страна на протяжении последних 20 лет, отразил все трудности восстановительного этапа, и количество новых церквей пока крайне медленно переходит в качество. Это лишний раз подтвердил прошедший в Москве в конце 2013 года конкурс на концепцию современного православного храма, где огромная масса экспериментальных проектов была отвергнута жюри с порога из-за явной незрелости и стилевого формализма, мало отвечающего как литургическим функциям, так и задачам немой христианской проповеди, благовестия в камне.

В этой ситуации поиск образа современного храма как самоцель представляется как минимум преждевременным. Всё говорит о том, что нам всё ещё необходим период ученичества – ученичества у самих себя, благо региональных школ, стилевых периодов и индивидуальных интерпретаций в истории нашей церковной архитектуры великое множество.

Кирилл Яковлев последовательно ведет свой коллектив именно по такому пути, и в этом ему помогает опыт реставрации и воссоздания уничтоженных или руинированных церквей. Эта деятельность по возвращению к жизни поруганных святынь, которых в России – сотни, если не тысячи, – вызывает глубокое уважение, поскольку без энтузиазма в этом деле никак не обойтись. Она является одним из главных направлений деятельности мастерской.

Первой такой работой для Кирилла Яковлева стал проект реконструкции церкви XVI века во имя иконы «Достойно есть» под Псковом в 2006 году. Затем последовали проектные работы по восстановлению классицистических храмов в деревнях Пельгора в Ленинградской области, Жедрино в Ульяновской области, Наволока на Валдае.

Параллельно молодой архитектор делал собственные проекты храмов: неудивительно, что они тоже были в «русской» или «классической» стилистике.

Самый свежий реализованный проект – церковь св. Иоанна Богослова в д. Нагово Новгородской области. Архитектура храма, лаконичная и простая, тяготеет к новгородским образцам XIII в., а присоединение шатровой колокольни над западным входом повторяет почти канонический приём XVII в. При этом выраженное удлинение пропорций основного четверика, с одной стороны, и камерный масштаб колокольни – с другой – направлены на придание общей компактности двухчастной композиции, воспринимаемой как единое устойчивое целое. Достаточно ясная ориентация на исторические прототипы сочетается в проекте с определенной свободой трактовки и поиском обобщенного образа русского православного храма.

 

 

14A-KJ-70

 

14A-KJ-73

 

14A-KJ-72

 

14A-KJ-71

 

14A-KJ-74

 

14A-KJ-75

 

 

Подобным образом, кирпичная церковь св. Георгия Победоносца в посёлке Цвылёво под Тихвином представляет собой авторскую вариацию на тему усадебного храма рубежа XVIII-XIX вв., сочетающую в себе «классическое» и «русское».

 

 

14A-KJ-53

 

14A-KJ-54

 

14A-KJ-80



Довольно рано к архитектору пришло понимание, что язык традиции (в широком смысле этого слова) сформированный религиозным сознанием, по-прежнему лучше всего пригоден для выражения «вечных» идей. Модернизм рождён совсем иными импульсами и «заряжен» совсем другой энергией: на его языке невозможно говорить о Боге, хотя с чисто архитектурной точки зрения современные костёлы и кирхи могут быть интересны, – так считает Кирилл Яковлев.




Старое и новое

14A-KJ-47



В жилых домах и общественных постройках архитектор предпочитает ортодоксальную неоклассику – если, конечно, это согласуется с пожеланием заказчика. В противном случае допускает стилевые отступления – впрочем, никогда не радикальные, сохраняя либо «классическую», либо «народную» композиционную основу. С другой стороны, даже строгий историзм в исполнении «Тектоники» так или иначе вбирает в себя приметы нашей эпохи – в виде материалов, конструкций или особенностей планировки. Ярким примером может служить неоклассический усадебный комплекс в Репино, объединивший в одно симметричное целое два совершенно равнозначных объекта. Таким образом, композиция лишается присущей классицизму иерархичности и невольно обретает современные демократические черты.

 


14A-KJ-52

 

14A-KJ-76

 

14A-KJ-79

 

 

В палладианских формах решён проект ещё одного общественного здания – воссоздаваемого дома помещиков Ушаковых в селе Жедрино. Постройка задумана как часть обширного этнопарка на месте бывшей усадьбы в Ульяновской области. Некогда процветавшее имение сегодня представляет собой полузаброшенную деревню с руинами церкви 1801 года. Авторы проекта ставят своей задачей не просто воссоздание исторических форм в музейном варианте, но и наполнение комплекса новой жизнью: возрождение ремёсел, создание гостиничного комплекса и конноспортивного центра, фермы и т.д.

 

 

14A-KJ-55

Строго симметричный план дома вполне соответствует палладианским фасадам. Интерьеры двух основных этажей, а также расположившейся в мезонине библиотеки, предполагают воссоздание дворянского быта и уклада жизни ампирной эпохи. Однако цокольный этаж прячет кинозал, бар, танцплощадку и костюмерную. Из всех возможных приёмов сочетания старого и нового авторы предпочли приём маскировки современных функций, их локальной обособленности в полуподвальном этаже с целью сохранить максимальную аутентичность облика воссоздаваемой усадьбы.

 

 

14A-KJ-56

 



 

Интерьеры

 

Большим дебютом мастерской в этом жанре стало воссоздание домовой семинарской церкви Духовной академии Санкт-Петербурга.

 

 

14A-KJ-33



Флигель, в котором размещается домовой храм, бал пристроен к старому академическому зданию архитектором Н.Н. Марковым в 1887-88 гг. Скромный декор церковного интерьера, в основном, ограничивался росписью алтарной ниши и обрамляющей её стены, а также рельефами В.И. Демут-Малиновского над боковыми окнами (перенесёнными сюда из прежнего помещения).

После закрытия храма в 1918 г. отделка храма была полностью утрачена (здесь размещалась школа). В 1946 г. храм был вновь открыт в составе возрождённой Духовной Академии. Новый интерьер был сделан в 1955 г. по проекту Специальных научно-производственных реставрационных мастерских: это была совершенно самостоятельная работа, не опиравшаяся на изображения XIX века. Дополнения в алтарной стенописи были сделаны на рубеже 1960-1970 годов.

Следующий вариант росписи был осуществлён в 2006-2008 гг. группой монументалистов под руководством московского иконописца А. Яблочкина. Сплошное фресковое покрытие в византийском стиле, с богатой полихромией, достаточно радикально меняло привычный облик храма, хотя и имело свои достоинства.

Реконструкция храмового интерьера по проекту К. Яковлева и возглавляемой им тогда мастерской «Образ» (совместно с художником Андреем Бурлаковым) началась в 2009 г. по решению патриарха Кирилла. Её целью было приблизить облик храма к памятному для патриарха варианту 1970-х годов – варианту классицистическому, воссоздающему стилистику конца XIX века. При этом новый проект не подразумевал буквальное воссоздание утраченных росписей: отдельные фрагменты композиции были упрощены (живописные панно заменены орнаментальными, в гризайльной технике), а фигуративные изображения стали более профессиональными и приближенными к академической стилистике. В цветовом отношении приходилось во многом опираться на воспоминания современников , поскольку фотографий прежнего семинарского храма сохранилось мало. Изначально было решено максимально высветлить колорит для визуального расширения помещения и придания ему большей лёгкости и нарядности.

 

 

14A-KJ-32

 

14A-KJ-35

 

14A-KJ-34



Главной задачей коллектива, который курировал председатель архитектурно-художественной комиссии Санкт-Петербургской епархии игумен Александр (Фёдоров), было достижение стилевого единства: помимо масляной росписи стен и потолка по эскизам К. Яковлева была изготовлена церковная утварь, мебель и декоративные детали, характерные для интерьеров конца XIX века. В результате храм приобрёл искомый «петербургский» облик – стилистически строгий и цельный, а с другой стороны, несколько холодный и искусственный по колориту (что, впрочем, вполне соответствует характеру позднего церковного академизма).

 

14A-KJ-36

 

14A-KJ-38

 

 

В настоящее время силами «Тектоники» завершается интерьер воссозданной по проекту бюро «Литейная часть-91» Смоленской церкви Д. Кваренги в Шушарах (заказчик - «Благотворительный фонд воссоздания памятников христианской культуры»). Общее композиционное решение архитектурных объёмов и гипсового убранства храма создано архитекторами «Литейной части» на основе проекта Кваренги и архивных фотографий. Работа К. Яковлева и его коллег включает росписи интерьеров, проекты и изготовление мебели, больших киотов, декоративных деталей, а также благоустройство прилегающей территории: мощение, решётку и фонари.

 

14A-KJ-26

 

14A-KJ-20

 

14A-KJ-21

 

 

Мощные, лапидарные формы Кваренги задают иной, в сравнении с семинарским храмом, характер росписи – с более строгими композиционными членениями и отсутствием дробной деталировки. Ввиду недостаточности архивных материалов, полное воссоздание убранства молельного зала, а тем более интерьеры подсобных помещений, располагающихся в цоколе, являются качественной стилизацией, ориентированной на искусство рубежа XVIII-XIX вв. и вдохновлявшей его античности.

 

 

14A-KJ-18

 

14A-KJ-27

 

14A-KJ-28

 

14A-KJ-29

 

14A-KJ-30

 

14A-KJ-31

 

 

Из классицистических церковных проектов следует упомянуть также эскиз внутреннего убранства церкви Св. царицы Александры в Петергофе. Ряд работ выполнен в русской стилистике XV-XVI вв. Среди них – проект трёхъярусного иконостаса для церкви Преображения Господня в посёлке Яковлево Лен. области и классического четырёхъярусного иконостаса для Иоанновской церкви в деревне Нагово Новгородской области, исполненные в характере столичной иконописной школы времён расцвета.

В создании интерьеров сказываются все преимущества базовой установки коллектива на синтез искусств. Тесное взаимодействие архитекторов, живописцев и скульпторов способствует достижению максимально органичного результата.




Малые формы

 

Малые формы – один из любимых жанров Кирилла Яковлева и его соавторов. В 2013 году в содружестве со скульптором Ильёй Литвиновым им подготовлен для реализации проект памятника св. мученице Татьяне для студенческого городка на Новоизмайловском проспекте. Памятник задуман как новый символ аутентичности места и оазис красоты, контрастный «брежневской» архитектуре 1970-х. Бронзовая статуя юной девушки с крестом в руке, идущей лёгкой над-облачной поступью, помещена в полуротонду с шестью тосканскими колоннами. Выполненная в академической манере, скульптура, тем не менее, далека от холодной условности, отличаясь определённой живописностью лепки и искренностью интонации. Экседра расположится на пересечении пешеходных дорожек и вместе с прилегающим участком образует открытое пространство, предназначенное для отдыха и общения обитателей городка.

 

 

14A-KJ-14

Проект памятника св. мученице Татиане в межвузовском студенческом городке

 

14A-KJ-15



Заслуживает внимания также проект памятника Воронихину у решётки Казанского собора в соавторстве с Филиппом Курковым (скульптор Юлия Гоголь).

 

 

14A-KJ-17

Проект памятника А.Н. Воронихину у решетки Казанского собора



Программный для классицизма жанр надгробий также получил развитие в работе мастерской. Наиболее важным и даже принципиальным произведением здесь можно назвать надгробие М.А. Фёдоровой на Серафимовском кладбище (соавторы – архимандрит Александр (Фёдоров), Александр Якунин, скульптор: Олег Шоров). Каноническая фигура коленопреклонённого ангела со свитком, крест и постамент решены достаточно обобщённо, что позволяет идентифицировать памятник во времени. При этом современность присутствует здесь не вынуждено и не случайно, а уместно и естественно. Представляется, что здесь авторы нащупали ту меру стилизации, которая протягивает нить традиции между поколениями, не входя в противоречие с реальностью наших дней.

 

 

14A-JK-12

Надгробие М. А. Федоровой

 

 

14A-KJ-13

 




О правде и красоте

 

В наше время плюрализма и субъективизма стать на твёрдую (хотя, может быть, и сухую) почву исторической стилизации с её ясными ориентирами и стройной идеологией – это выбор не абсолютный, но понятный. Понятны мотивы классицистов, отвергающих беспринципность и приземлённость современной архитектуры, отдавшей решительное предпочтение сиюминутному перед вечным. В тихой классической гавани, где нет места противоречиям жизни, едва ли возможны «высоковольтные разряды» творческих откровений, но есть ясная задача сохранить «формулу красоты».

Для коллектива, по сути лишь начинающего свой путь, такой камертон можно только приветствовать. В то же время представляется важным, чтобы со временем та жизнь, которая сегодня вторгается в профессиональные стилизации «Тектоники» стихийно, вынужденно или случайно, обрела там со временем своё «законное», осмысленное место, а «красота» не противоречила «правде». Собственно, это пожелание можно отнести не только к героям данного текста…