Стиль как камень преткновения

 

 

Участок под строительство жилого дома, о котором пойдёт речь, расположен в промышленной зоне Петроградской стороны, недалеко от старого трамвайного депо № 3. Улица Мира, нарядная и регулярная по очертаниям в районе Австрийской площади, становится здесь рыхлой и непрезентабельной: остатки исторической застройки соседствуют с советскими жилыми домами времён застоя и сугубо утилитарными зданиями. Подобные места привлекают сегодня закономерное внимание девелоперов, что проявляется в растущем числе вкраплений современной архитектуры и ещё большем количестве проектных предложений.

 

Новый жилой объект предполагается возвести на пересечении улиц Мира и Котовского, на свободном пятне, расширяемом за счёт сноса с последующим воссозданием аварийного здания начала ХХ века (архитектор Дмитрий Крыжановский). Перед авторами проекта стояла ответственная задача «привязки» нового корпуса к историческому объёму – скромному образцу петербургских доходных домов с характерными чертами модерна. В градостроительном смысле авторам предстояло визуально закрепить угол перекрёстка, пока никак не структурированный, и придать аморфной застройке более регулярный характер. Исчезающий при этом зелёный дворик, раскрытый на улицу Котовского, предполагается компенсировать за счёт сноса двухэтажного дворового флигеля.

 

 

 

 

Проект мастерской А.А. Столярчука включил в себя воссоздаваемый исторический объём как часть уравновешенной, почти симметричной в плане композиции в виде растянутой вширь буквы П, отведя ему роль одного из ризалитов. Первый этаж имеет общественное назначение, такая же функция у второго этажа корпуса по улице Котовского. Выше располагаются типовые жилые этажи. На отметке 23 м стена делает отступ: здесь расположена видовая терраса для жильцов мансарды (высота карниза 28 м). Образуемый ризалитами компактный замкнутый двор имеет два арочных прохода: по улице Мира и по улице Котовского.

 

Если план застройки в значительной степени продиктован формой участка, то выбор стилистики нового корпуса был свободным и представлял наибольшую трудность ввиду наличия фасада в стиле модерн. Приём исторической стилизации, учитывая новый масштаб и общее изменение композиции, был авторами довольно быстро отвергнут, уступив место современному языку, достаточно нейтральному, но не лишённому генетической связи с архитектурой Крыжановского.

 

Главный фасад здания, возвышающийся над старым карнизом на три этажа, смотрит на улицу Котовского строгой серой плоскостью, расчерченной пунктирным графическим рисунком. Его симметричная осевая композиция нарушена удлинением торцевого выступа, примыкающего к брандмауэру бывшего доходного дома. Этот угловой стык двух торцов решён на контрасте простых геометрических объёмов, фактуры и цвета, что хорошо отвечает его акцентной градостроительной роли.

 

 

 

 

Тема доходного дома через угловой срез бокового входа переходит на главный фасад. Учитывая его укрупнённые в сравнении с историческим соседом габариты, авторы стремились уравновесить общее впечатление нейтральной стилистикой и светлым тоном облицовки. Роль ударных акцентов выполняют здесь центральная арка с модернизированным люнетом и объединяющая два верхних этажа фигурная лоджия красно-кирпичного цвета. Своим колоритом и осевым расположением они отвечают центральному эркеру на доме Крыжановского.

 

Не споря с памятником и не пытаясь слиться с ним воедино, новая архитектура выглядит максимально тактичной и градостроительно оправданной в заданных жёстких рамках. Пожалуй, единственный вопрос к проектировщикам может возникнуть в отношении перспективы с улицы Котовского, со стороны примыкающего к новостройке четырёхэтажного дома начала 1930-х годов, где резкий скачок в четыре этажа уже не оправдан ролью углового акцента и никак архитектурно не обыгран.

 

 

 

 

Из множества существующих приёмов взаимодействия с историческим контекстом авторы проекта выбрали, как представляется, самый уместный в данной ситуации. Но именно стилистика стала камнем преткновения в отношениях с заказчиком, в результате чего проект, получивший серебряный диплом «Архитектона», был отвергнут. Вполне возможно, что в обозримой перспективе город получит здесь геометрически разросшийся новодельный «модерн» от более сговорчивого архитектора…