С. Липгарт. Архитектура 1930-х. Инструмент идеологий или мода? Пример Гаваны

Таким вопросом заставляет задаться дискуссия, развернутая в кругах, занимающихся изучением истории советской архитектуры, да и истории искусств вообще предвоенного периода. Непременно присутствующая политизация тех или иных явлений в художественной жизни этого времени позволяет объяснить многие процессы, ответить на ключевые вопросы данной темы. Безусловно, монументальный стиль Италии и Германии, а также советское ар-деко – неоклассицизм неправильно рассматривать вне политического контекста. В странах с тоталитарными режимами, коими являлись вышеозначенные, в это время искусство и архитектура в большей степени была неотъемлемой частью пропаганды и инструментом идеологии. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить функциональное назначение крупнейших проектов и строек нацистского, фашистского и сталинского режимов. Германия – Дом народа – зал заседания нацистской партии, Нюрнбергский стадион – место проведения парадов, демонстрация военной мощи режима. Италия – Дворец труда в ЭУРе, Олимпийский комплекс в Риме. СССР – Дворец Советов, Всесоюзный стадион. Все эти объекты были призваны обслуживать режим.

 

 

3-MM10-8-1

 

 

Но действительно ли весь генезис архитектуры 1930-х годов обусловлен особенностью тоталитарных политических режимов? Можно ли всерьез принимать, например, утверждение об авторстве Сталина для всей архитектуры СССР 1930-х – 50-х, ровно как и приписывать Гитлеру непосредственное влияние на всю архитектуру Третьего Рейха? Справедливо ли, в свой черед, противопоставление формально-художественных поисков «свободного» авангарда-модернизма «ограниченному волюнтаризмом» «тоталитарному» неоклассицизму и ар-деко?
В данной работе не ставиться цель показать сложность и многогранность, присутствовавшие в архитектуре 1930-х годов внутри отдельно взятой тоталитарной школы – СССР, Германии или Италии или ее бесспорную преемственность по отношению к культурному наследию означенных стран.

 

 

3-MM10-8-2

План Гаваны. 1899

 

 

Задача данной работы – показать на примере удаленной от основных политических коллизий страны, развивавшейся в 1930-е – 1950-е годы по американской политической модели, смену стилевых предпочтений вне зависимости от внутренней политической обстановки. Таким примером может послужить архитектура Кубы, а особенно застройка ее столицы Гаваны.

Куба – испанская колония в Новом Свете обретшая независимость последней. В 1820-е – 1830-е гг., когда происходил процесс отделения латиноамериканских колоний от метрополии, Куба оставалась преданной Испанской короне, снискав «почетное» звание «всегда самого преданного острова» (Ла Сиампр Фиделизима Исла). Этой верности способствовали торговая и экономическая зависимость острова от Испании, а также опасение перед все усиливавшимся могуществом Соединенных Штатов Америки. Тем не менее, вторая половина XIX века привнесла немало событий, повлиявших на настроение кубинской элиты и народа. Среди этих факторов – Гражданская война в США, отмена рабства в 1886 г., а также введение Испанией ряда ограничений, регламентировавших торговлю острова. Все это привело Кубу в 1890-е годы на порог войны за независимость. В ходе войны 1895-1897 годов, при поддержке США, Куба выходит из-под опеки метрополии, чтобы в скором времени надолго попасть в сферу влияния Североамериканских Штатов.

 

 

3-MM10-8-3

Мачадо-Кубинский Муссолини

 

 

Гавана – столица Кубы, один из старейший городов Нового Света – была основана в 1514 году. Историческая часть города, имеющая ныне название Старая Гавана, является одним из наиболее ценных и цельных образцов колониального города, его застройка, складывавшаяся в XVI-XIX вв. формировалась на территории западного берега естественной Гаванской бухты и сформирована зданиями, в большой части примечательными, времен колониального барокко и неоклассицизма. В 1863 году были снесены городские стены, ограничивавшие рост города на запад и во второй половине XIX века Гавана начинает развиваться вдоль берега океана в западном направлении. Данный район, называющийся теперь Центральной Гаваной и сформировавшийся в 1850-е – 1900-е гг. имеет, в основном, застройку в стиле так называемой эклектики.

В 1890-е годы к западу от двух исторических частей города, начинает формироваться новый район Гаваны, получивший название Ведадо – так исторически называлась данная местность. На плане 1899 года хорошо видны все существовавшие на тот момент части города – Старая и Центральная Гавана, а также начавшаяся застройка района Ведадо, спланированного по образцу ряда североамериканских городов – по римской планировочной сетке.

В декабре 1898 США подписали с Испанией Парижский мирный договор, по которому Испания отказывалась от прав на Кубу, и остров переходил под контроль США. Над Кубой устанавливалась опека США, сохранявшаяся в течение 20 лет. В 1902 г. Куба была провозглашена независимой республикой, однако реально полностью зависела от США.

 

 

3-MM10-8-4

Капитолий

 

 

Все 1900-е и 1910-е годы остров сотрясали различные перевороты и волнения. В это время президенты, находившиеся у власти, в очень большой степени еще зависели от Штатов. Положение стремительно начало меняться, когда к власти в 1925 году приходит, не без поддержки США, очередной, пятый по счету, избранный президент Херардо Мачадо. Мачадо начинает укреплять кубинское государство путем жесткой военной диктатуры. За короткое время он привлек инвестиции в туристическую сферу и промышленность, обложил налогом американские капиталовложения. По мнению многих современников Мачадо, ему удалось объединить подлинную поддержку американских интересов и защиту идей кубинского суверенитета. Один из лидеров консервативной партии Кубы отмечает в 1925 году, что программы Мачадо так «полны патриотизма», что выступать против них было само по себе «непатриотично». Как и всякий диктатор, Мачадо направляет свои усилия против оппозиции, в 1926 году была запрещена коммунистическая партия Кубы, а вскоре один из ее лидеров убит. Лидеры политической оппозиции от либералов и консерваторов были лишены гражданских прав. Мачадо исправляет конституцию Кубы, продлевая свой срок нахождения у власти.

 

При Мачадо начинаются грандиозные по масштабам страны стройки. Примечательно, что одной из значительнейших было создание системы автодорог и строительство транскубинской Центральной Автострады, сооружавшейся с 1927 по 1933 год, причем строительство осуществлялось силами кубинских подрядчиков.

В 1925 году, вскоре после своего избрания Херардо Мачадо принимает решение о строительстве нового здания кубинского правительства – грандиозного Национального Капитолия, которое должно было быть возведено в короткий срок, к намечавшейся в 1928 году Шестой Международной Панамериканской Конференции. Была назначена комиссия по строительству во главе с кубинским архитектором Раулем Отеро и Эухенио Раиньери Пьедра. В комиссию вошла также большая группа французских архитекторов, находившаяся в Гаване по приглашению кубинских властей для работы над Генеральным планом Гаваны. Группу возглавлял известный французский градостроитель Жан-Клод Форестьер.

 

 

3-MM10-8-5

Капитолий

 

 

Сложность, масштаб и стоимость строительства были беспрецедентными для Кубы 1920-х гг. Здание, вместившее верхнюю и нижнюю палаты Кубинского Конгресса, заняло территорию в 13484 м2, высота центрального купола составила 92 метра, что делало его на тот момент по высоте пятым в мире. Прижизненный памятник, который Мачадо поставил себе и своему режиму, был построен по образцу ряда правительственных зданий США, в первую очередь – Вашингтонского Капитолия, купол которого символ мачадовской Кубы превзошел на пять метров.

 

Здание Капитолия, возводившееся в конце 1920-х годов, не несет в своей архитектуре и намека на современные ему европейские тенденции – нарождающийся итальянский монументальный стиль или опыты немцев Беренса – Тесеновы, не говоря уже о модернизме Корбьюзье, Баухауса или СССР. Стиль здания Национального Капитолия – греко-римский неоклассицизм, бывший в той или иной степени популярным при решении репрезентативных зданий по эту сторону океана вплоть до Второй Мировой войны. Примечательны в здании еще две детали. Обе во внутреннем убранстве, также отсылающем к античным образцам и европейскому классицизму. Первый – грандиозное изваяние, облицованное листовым золотом. Статуя Республики была отлита в Риме по проекту итальянского скульптора Анджело Занелли, высота ее 17 метров – в момент установки изваяние было вторым по величине, находящемся в помещении. Вторая деталь – символ, наделяющий Гаванский Капитолий ролью не только центра города, но и всей Кубы, а может быть и всего мира. В центре пола вестибюля, под куполом был установлен отмечающий нулевой километр бриллиант в 25 карат, принадлежавший в свое время последнему русскому императору – Николаю II и сложным путем, оказавшийся на Кубе.

Капитолий замышлялся как главное здание новой Гаваны. Градостроительный проект, разрабатывавшийся с 1925 года под руководством Жана-Клода Форестьера, предполагал перепланировку улиц кубинской столицы, которые должны были сфокусироваться на главном здании.

 

 

3-MM10-8-6

Капитолий

 

3-MM10-8-7

Капитолий

 

3-MM10-8-8

Статуя Республики

 

3-MM10-8-9

Бриллиант-нулевой километр

 

3-MM10-8-10

Генплан Форестьера

 

3-MM10-8-11

Центральная площадь по Генплану Форестьера

 

3-MM10-8-12

Дома на проспекте Президентов

 

 

Разумеется, честолюбивые замыслы диктатора Мачадо по преобразованию страны были в большой степени спроецированы на столицу. В 1926 году правительство Мачадо поручает приглашенному Форестьеру разработку плана проспектов и парков Гаваны, то есть генерального плана города. По этому проекту город получал сильное развитие на юг, от моря. Существующие исторические улицы спрямлялись или расширялись, планировочная сетка нового района – Ведадо – обретала ряд диагональных планировочных трасс. В южной части города предполагалось разбить огромный Национальный парк. Железнодорожный вокзал, перенесенный в 1910 г. из исторического центра, предполагалось сместить еще дальше, на восточную окраину города. Его новый пассажирский терминал обозначен на Генплане как очень крупное сооружение, превосходящее Капитолий. Здание вокзала должно было быть совмещено с новым пассажирским портом. Намечалось создание системы транспортных коммуникаций, объединяющей весь город. Гаванские «декуманус максимус» и «кардо» должны были пересечь город огромным крестом и сойтись в историческом районе Холма Каталонцев – новом географическом центре города, здесь же планировалось создание общественного центра Гаваны. Главные планировочные направления должны были соединить центр с железнодорожным и морским вокзалом, Национальным парком, историческим центром города. Два из них выходили на берег Мексиканского залива: первое – существовавший к тому времени проспект Мэров, впоследствии бульвар Пасео, второе – предполагавшийся проспект, впоследствии не осуществленный. Центральная часть города планировалась в виде системы четырех обширных площадей – форумов.

 

Генплан Гаваны, по которому она превращалась в город с обилием парадных пространств, был создан в большей степени под влиянием американских образцов, главным образом, планировки Вашингтона. В то же время француз Форестьер привнес в Генплан и более современные черты европейского неоклассического градостроительства. Тут следует вспомнить осуществлявшийся в то время проект мегаломанской реконструкции британского Дели Эдвина Лютьенса, создавшего в столице азиатской колонии монументальный неоклассический ансамбль, с анфиладой парадных пространств и крупных объемов административных зданий. Мировой финансовый кризис, обрушившейся на экономику Кубы в начале 1930-х годов сделал полную реализацию проекта неосуществимой. Тем не менее, в последующие годы к нему несколько раз возвращались.

О репрезентативном масштабе новой застройки столицы, какой она должна была стать по замыслу создателей Генплана, можно судить по немногочисленным фрагментам, которые были сооружены во второй половине 1920-х – начале 1930-х гг., накануне кризиса. Показателен фрагмент застройки одного из новых проспектов – улицы G, впоследствии проспекта Президентов. Здесь, среди небольших одно-двухэтажных зданий, возведены в 1920-е годы два многоэтажных жилых дома. Несмотря на время постройки, дома выстроены в стиле европейской архитектуры выбора образца конца XIX века, первый напоминает застройку Рима, второй Парижа.

К началу 1930-х годов новая мировая мода – стиль ар-деко, закрепившийся в США, приходит и на Кубу. Два значительных здания периода позднего правления Мачадо возводятся почти одновременно в формах американской версии ар-деко, лишенного политической идеологии, полностью оправдывающего свое название – искусство декорации.

В 1930 году на набережной Гаваны, в месте ее пересечения с одним из главных направлений, запланированных Генпланом Форестьера, сооружается здание гостиницы «Националь». Гостиница была спроектирована американским архитектурным бюро McKim, Mead & White. Геометризованные, скупо и несколько эклектично декорированные фасады здания, представляющего в плане два креста, тяготеют к ар-деко. Две башенки, венчающие монолитный объем являются репликой на исторические здания Гаваны – грузового терминала порта и железнодорожного вокзала 1910-х гг. постройки.

Более примечательный образец гаванского ар-деко – здание головного офиса компании Баккарди. Дом Баккарди находящийся в исторической части города, был построен в 1930-м году по проекту кубинских архитекторов Рафаэля Фернандеса Руенеса, Эстебана Родригеса Кастель и Хосе Менендеса. Конструкция здания – из стали и бетона. Его фасады облицованы натуральным гранитом, терракотой и формованными кирпичами. Примечателен «символизм» в оформлении фасадов здания. Цоколь Дома Баккарди – компании, производящей крепкие алкогольные напитки, – облицован гранитом цвета красного вина с золотистыми вставками, символизирующими медовый цвет выдержанного рома. В облицовке верхней части фасада использован песчаник желтоватого оттенка, олицетворяющий цвет трехлетнего бело-золотистого рома. В роскошной отделке фасада читаются мотивы архитектуры доколумбовой Америки, характерные для американского ар-деко.

 

 

3-MM10-8-13

Дома на проспекте Президентов

 

3-MM10-8-14

Дома на проспекте Президентов

 

3-MM10-8-15

Дома на проспекте Президентов

 

3-MM10-8-16

Гостиница Националь

 

3-MM10-8-17

Гостиница Националь

 

3-MM10-8-18

Дом Баккарди

 

3-MM10-8-19

Батиста в 1930-е

 

 

К началу 1930-х годов финансовый кризис тяжело ударяет по кубинской экономике, резко падают цены на основной товар национального экспорта – сахар. Оппозиция против Мачадо усиливает борьбу, диктатор отвечает террором. Тайная полиция Мачадо «Порра» ведет беспощадную войну с оппозиционерами. К 1933 году конфронтация между правительством Мачадо, опиравшимся на полицию и армию и политической оппозицией, включавшей членов профсоюзов и студенчество, стала напоминать гражданскую войну. В конце концов, после вмешательства правительства США, 12 августа 1933 года Мачадо, прихватив большое количество золота, бежит на соседние Багамские острова. Временным президентом становится Карлос Мануэль де Сеспедес, однако 5 сентября того же года происходит так называемое Восстание Сержантов – военный переворот. Таким образом, на долгие годы у власти оказывается сержант Фульхенсио Батиста де Зальдивар. Однако его власть в 1930-е годы не явная – теневая. С 1934 по 1940-й год успевают смениться четыре президента, в большой степени являвшиеся марионетками Батисты, обслуживавшего, в свой черед, интересы США (в том числе американской мафии). В 1940 году на всеобщих президентских выборах Батиста открыто становится во главе кубинского государства – его избирают президентом.

 

Правительство Кубы 1930-х – 1940-х годов, несмотря на свою коррумпированность и наличие закулисной «сильной личности», проводит ряд серьезных реформ, направленных на большую демократизацию общественной жизни. Среди прочих преобразований было введено всеобщее избирательное право, до того распространявшееся на мужское население острова, введен восьмичасовой рабочий день, а также отменена так называемая «поправка Платта», которая налагала определенные ограничения на суверенитет Кубы со стороны США. В 1940-м году была принята новая кубинская конституция.

Либерализация государства была в это время залогом поддержки населения и отсутствия сильной оппозиции, так недавно свергнувшей диктаторский режим Мачадо. В стране, охваченной в 1930-е годы кризисом и уставшей от «сильной руки», не могло сразу возникнуть нового диктатора. Таким образом, Куба в 1930-е, в противоположность ведущим европейским державам и СССР, испытала процесс перехода от диктаторского режима к демократическому, пусть и имевшему «двойное дно» в виде сержанта Фульхенсио Батисты.

 

 

3-MM10-8-20

Университетская Библиотека

 

 

Финансовый кризис не позволил осуществить широкомасштабных градостроительных замыслов Гаванского Генплана Форестьера. Прекращается строительство многоэтажных зданий. В определенный период – с 1932 по 1934 гг. строительная деятельность в Гаване практически замирает. Однако к середине 30-х ситуация несколько улучшается, к этому времени меняется архитектурная мода, до Кубы доходят в американской интерпретации черты европейского монументального стиля. Этот стиль, начиная с 1930-х гг., успешно соперничает здесь со вторым американским увлечением – стримлайном, но если для увеселительных заведений, например кинотеатров, избирается второй, то для зданий образовательных и медицинских учреждений предпочтение отдается первому.

 

Показательным примером могут послужить новые корпуса Гаванского университета – одного из самых престижных учреждений Латинской Америки того времени. Здание университетской библиотеки и учебного корпуса были построены по проекту кубинского архитектора Рубена Мартинеса Вильены в 1936 году. Архитектура новых корпусов несет на себе отпечаток американского ар-деко, в геометризованных деталях фасадов читаются мотивы древнеамериканской архитектуры. Однако в не меньшей степени прослеживается сходство с европейскими прототипами, в первую очередь, с творчеством П. Трооста, немецкой и итальянской неоклассикой 1930-х гг. в целом. В американской видовой кинохронике второй половины 1930-х архитектура этих зданий определяется как «современный стиль» (modern style).

При сравнении зданий университета с зодчеством СССР того же времени наибольшее сходство обнаруживается в работах Бориса Иофана конца 30-х гг. и Владимира Щуко – авторов главного здания Страны Советов. Оба мастера знали ар-деко США не понаслышке, оба создавали официальный архитектурный стиль СССР 1930-х годов.

 

 

3-MM10-8-21

Университетская Библиотека

 

3-MM10-8-22

Университетская Библиотека

 

3-MM10-8-23

Университетская Библиотека

 

3-MM10-8-24

Университетская Библиотека

 

3-MM10-8-25

Университетская Библиотека

 

3-MM10-8-26

Университетская Библиотека

 

3-MM10-8-27

Новый Корпус Университета

 

3-MM10-8-28

Новый Корпус Университета

 

3-MM10-8-30

Госпиталь Фруктуозо Родригес

 

 

Ряд зданий, предназначенных для медицинских учреждений, строившихся во второй половине 1930-х – начале 1940-х годов, также имеют черты европейской неоклассики 1930-х годов. Например, здание Ортопедического госпиталя «Фруктуозо Родригез», законченное постройкой в 1945 году, крупномасштабный ордер которого напоминает как архитектуру муссолиниевской Италии, так и выхолощенный стиль неоклассики Петера Беренса. А также небольшое здание Ветеринарной школы, сооруженное в 1943 году. Его монументальный портик выполнен в граните, колонны венчают символические лошадиные головы, что, отсылая к античным образцам, заставляет в тоже время вспомнить и об архитектуре павильонов ВСХВ 1939 г. в Москве.

 

 

3-MM10-8-31

Ветеринарная школа

 

 

Подобные небольшие здания отражают архитектурную моду своего времени и включены в ткань города, не играя значительной градостроительной роли. Однако помимо этих примеров, самым примечательным проявлением европейских архитектурных тенденций стала эпопея с проектированием мемориального комплекса Хосе Марти.

 

 

3-MM10-8-32

Маска Хосе Марти

 

 

В 1935 году выдвигается идея о возведении в Гаване грандиозного памятника наиболее почитаемому отцу-основателю независимого Кубинского государства – политическому деятелю Хосе Марти, героически погибшему в 1895 году во время войны за независимость. Местом для возведения был избран запланированный еще в Генплане Форестьера географический центр города – место пересечения главных магистралей столицы. Мемориал Марти должен был стать средоточием крупного комплекса правительственных и учрежденческих зданий, а сам район тем, чем он предполагался по Генеральному плану 1925 года – новым административным центром Гаваны.

В 1937 году была учреждена Центральная Комиссия Мемориала Марти. 9 июня 1937 года в газете «Офисьаль» был опубликован президентский указ №1631, на основании которого объявлялся Первый панамериканский конкурс проектов мемориала. Результаты прошедшего конкурса оказались неудовлетворительными, первое место не было присуждено никому.

 

 

3-MM10-8-33

Монумент Марти Храм Америк макет

 

 

В 1939 и 1940-м гг. проводятся второй и третий конкурсы, также без победителей, и лишь на четвертом, прошедшем в 1943 году, было присуждено первое место и выбран проект Мемориала для реализации. По результатам 1943 года первую премию и право на реализацию проекта получил архитектор Акиль Маса и скульптор Хуан Хосе Сикре за проект, имевший название Храм Марти или Храм Америк. Грандиозный периптер с сидящей внутри статуей Марти являлся модернизированным парафразом Мемориала Линкольна в Вашингтоне. Однако стилистически здание наиболее близко к стилю Итальянской неоклассики 1930-х годов, упрощенный крупномасштабный периптер на высоком стилобате напоминает архитектуру римского района ЭУР (Музея традиционного народного искусства и т. п.).

 

 

3-MM10-8-34

Монумент Марти Храм Америк макет

 

 

Вторая премия конкурса отошла проекту архитекторов Джовантоса и Кабаррокаса, спроектировавших монументальную Библиотеку-мемориал, дополнив памятник функцией общественного здания.

 

Третья премия была присуждена архитектору Энрике Луису Вареле, выполнившему проект в соавторстве с Раулем Отеро и Жаном Лабатутом. Данный проект представлял собой архитектурный монумент в виде пятиконечной звезды в плане. Основание монумента состояло из пяти лучей звезды, вмещавших библиотеку и музей Марти, на основании покоилась башня пирамидальной формы, состоящей из двадцати двух уменьшающихся кверху ярусов. Внутри нее находилась лестница и лифты, поднимающие посетителей к вершине башни, где была устроена закрытая видовая площадка. Башню должна была венчать статуя Марти. По этому проекту решался и прилегающий район общественного центра Гаваны. На месте неоклассических форумов Форестьера возникла обширная подковообразная площадь, обстроенная по периметру объемами крупных правительственных зданий. Крупномасштабное объемно-пространственное решение центра Гаваны, планировочная структура единого парадного пространства площади, периметральная застройка одной высоты («под один карниз»), сфокусированность на высотной доминанте – все это отражает современные проекту архитектурные и градостроительные тенденции. В первую очередь, в качестве прототипа выступают немецкие градостроительные проекты конца 1930-х годов – ось Север-Юг в Берлине, реконструкция Кенигсберга и т.п. В этих проектах общественные пространства главных площадей и проспектов предназначались для проведения военных парадов, административные здания решались крупными нерасчлененными массами, фасады получали оформление в виде упрощенных портиков с колоссальным ордером. Центральный элемент проектируемого ансамбля – монумент Марти – ярусная башня с венчающей ее статуей обожествленного героя, как и эпопея с проектированием мемориала, напоминает о крупнейшем советском проекте 1930-х годов — московском Дворце Советов.

 

 

3-MM10-8-35

Скульптура Марти Сикре макет

 

3-MM10-8-36

Монумент Марти_Варела-фасад

 

3-MM10-8-37

Монумент Марти_Варела-макет

 

3-MM10-8-38

Монумент Марти_Варела-план_макеты

 

3-MM10-8-39

Монумент Марти-Храм Америк-Варела

 

3-MM10-8-40

Монумент Марти_Варела 1953-1958

 

3-MM10-8-41

Монумент Марти_Варела 1953-1958

 

 

Во второй половине 1940-х годов строительство победившего варианта монумента – Храма Америк Акиля Маса так и не началось, причиной была тяжба с владельцами находившегося на этом месте исторического Скита Монсеррат, который предполагалось снести. В это время на президентских выборах 1944 года побеждает давний сильный конкурент Батисты – Рамон Грау Сан Мартин, его приход на время оттесняет Батисту от реальной власти. В 1948 году Батиста вновь баллотируется на пост президента и вновь проигрывает.

 

10 марта 1952 года Фульхенсио Батиста, при поддержке правительства США совершает второй в своей политической карьере военный переворот. Законно избранный президент низложен, вместе с ним заканчивается эпоха кубинской демократии. В стране устанавливается  новый диктаторский режим. Пришедший к власти Батиста превращает Кубу в рай для американских инвестиций, а также для американских любителей азартной игры и тому подобных развлечений. Экономика Кубы, основные статьи экспорта – производство сахара, алкоголя, табака – переходят в руки американских монополий, игорные дома, отели через подставных лиц становятся собственностью крупных американских мафиози. Оппозиция уничтожалась, (по разным подсчетам жертвами режима стали от 10 до 20 тысяч человек) или высылалась за пределы страны. Революционное движение, начавшееся с захвата Казарм Монкада в 1953 году, жестоко подавлялось. Попытки отдельных политических деятелей призвать Батисту к мирному диалогу и поиску компромиссов, которые могли бы несколько смягчить тяжесть режима, провалились. Опираясь на поддержку сильной заинтересованной стороны, режим чувствовал себя непоколебимым, несмотря на охватившее остров широкое протестное движение.

Усилившийся благодаря сверх льготным условиям приток американского капитала, а также диктаторские амбиции Батисты стимулируют развитие на Кубе бурной строительной деятельности. Американские корпорации получают контракты на целый ряд крупных строительных проектов, таких как автострада Гавана-Варадеро, международный аэропорт Гаваны, железнодорожные магистрали, а также реализация грандиозного проекта 1912 года – строительство транскубинского восьмидесятикилометрового судоходного канала, который сократил бы путь следования кораблям США от южных портов до Панамского канала.

Но в первую очередь, после переворота Батиста, стремясь сгладить закрепляющийся за ним образ узурпатора, обещает довершить дело сооружения Памятника Хосе Марти. Президентским указом формируется новая комиссия Мемориала Марти, которая неожиданно принимает решение оставить выигравший в 1943 году проект Акиля Масы и способствует строительству проекта Варелы, занявшего третье место. Такой поворот событий спровоцировал крупный скандал в прессе, и в конце концов Варела и его соавторы принимают решение переработать свой проект. Было решено убрать с вершины башни статую обожествленного Марти (обожествление вождей и сверхчеловек выходят из моды), заменив ее сидящим у основания башни изваянием, предложенным Сикре – скульптором победившего в 1943 году варианта. Именно в таком виде с 1953 по 1958 год монумент, наконец, был построен.

В это же время начинает формироваться застройка пространства вокруг мемориала новой площади Общества. Здания Дворца Юстиции и Мемориальной Библиотеки, построенные в 1952-57 гг., решены в формах европейского монументального стиля 1930 – 40-х гг. Эти здания соответствуют градостроительному замыслу Варелы образца 1943 года. Остальные элементы застройки площади – здание Министерства Внутренних дел, Министерства связи, Министерства вооруженных сил и Национального Театра, строившиеся во второй половине 1950-х годов, являются образцы завоевавшего к этому времени мир по обе стороны Атлантики интернационального стиля и являют новую модернистскую монументальность.

Модернизм – стиль Гаваны времен диктаторства Батисты. Новый генеральный план города, разработанный в 1955 году учрежденной Комиссией национального планирования под руководством градостроителя Хосе Луиса Серта, предполагает дезурбанизацию Гаваны, рост ее на восток, вдоль удобных океанских пляжей, что должно было способствовать повышению рекреационного ресурса города.

Показательно сравнение одновременно строившейся парадной архитектуры Гаваны с парадной архитектурой поздне- и постсталинской Москвы. Представляется небезынтересным сопоставление видовой кинохроники СССР начала 1950-х гг. о строительстве МГУ и кубинской хроники середины 1950-х гг., посвященной застройке Гаваны. Подобие стиля подачи информации – торжественная фоновая музыка, бодрый закадровый голос, похожие планы и операторские приемы; даже демонстрируемая строительная техника обнаруживает сходство. Различия проявляются в тексте: если советский поражает воображение количеством уложенных кирпичей, то кубинский – затраченными на строительство суммами и архитектурным стилем демонстрируемых зданий.

Противоположная архитектура двух режимов обнаруживает сходство градостроительной или символической роли, которую играли здания одновременной постройки. Примечательным примером может быть сравнение двух гостиниц, построенных практически в одно время – отеля «Ривьера» в Гаване, открывшегося 10 декабря 1957 года и гостиницы «Украина» в Москве, возведение которой было закончено также в 1957 году.

 

 

3-MM10-8-42

Монумент Марти_Варела 1953-1958

 

3-MM10-8-43

Монумент Марти_Варела 1953-1958

 

3-MM10-8-44

Дворец Юстиции за ним Монумент Марти

 

3-MM10-8-45

Дворец Юстиции за ним Монумент Марти

 

3-MM10-8-46

Площадь Революции-монументализм

 

3-MM10-8-47

Площадь Революции-модернизм

 

3-MM10-8-48

Ривьера-Украина

 

 

Гостиница «Ривьера» строилась специально основанной компанией, принадлежавшей американскому мафиози – Мейеру Ленскому, большому приятелю Батисты и бывшему одно время мэром Гаваны. Строительство 21-этажного здания велось под руководством американского архитектора российского происхождения – Игоря Борисовича Полевицкого. Отель «Ривьера» создавался как самая роскошная гостиница Гаваны, отделка ее интерьеров велась с применением самых дорогостоящих материалов. «Ривьера» была стройкой Батисты не только символически – Государственный банк экономического и социального развития покрыл большую часть расходов на ее сооружение.

 

 

3-MM10-8-49

Ривьера

 

 

Гостиница «Украина», спроектированная А. Г. Мордвиновым и изучавшим в 1930-е годы американский опыт строительства высотных зданий В. К. Олтаржевским, создавалась в рамках программы возведения первых восьми высотных зданий в Москве. Это 34-этажное сооружение стало самой крупной гостиницей в Европе того времени. Отличие градостроительной роли московских высотных зданий от западных небоскребов всячески подчеркивалось в профессиональной и пропагандистской  литературе того времени: «Сооружающиеся в Москве высотные здания в корне отличаются от «небоскребов» в капиталистических странах, где они загромождают улицы, отнимают у жителей воздух и свет». По иронии, именно градостроительная роль «Украины» в наибольшей степени роднит ее с «Ривьерой». Обе гостиницы построены на первой линии парадной набережной, Гаванская на берегу океана, Московская, за не имением оного, на берегу Москвы-реки, обе находятся в квартале, отделенном от остального города. Как «Ривьера», так и «Украина» находятся на парадных столичных проспектах, соединяющих их с общественными центрами Гаваны и Москвы соответственно. Оба здания доминируют в застройке, как набережной и магистрали, так и прилегающего района.

 

 

3-MM10-8-50

Украина

 

 

Все усиливавшаяся реакционность режима – разгон студенческих демонстраций, убийства оппозиционных лидеров, все возрастающая жестокость военной полиции, введение цензуры сплотили народ Кубы в революционной борьбе. 1 января 1959 года революционные войска под руководством Фиделя Кастро и Эрнесто Че Гевары свергли диктатуру Батисты, и началась история новой – социалистической Кубы.

В заключении нельзя не отметить последовавшее влияние гаванского модернизма на архитектуру СССР. Монументальные постройки времен диктатора Батисты послужили образцами для зданий, ставших символами либерализации общественной жизни Советского Союза, символами хрущевской «оттепели», а по сути – в определенной степени символами хрущевской власти.

 

 

3-MM10-8-51

Градостроительная роль Украина-Ривьера

 

 

Башня ФОКСА – тридцатиэтажный жилой дом работников телерадиокомпании CMQ – была построена по проекту кубинских архитектора Эрнесто Гомеса Сампера и инженера Бартоломе Бестарда в рекордные сроки – за 28 месяцев с 1954 по 1956 год. Через восемь лет после окончания строительства, в 1962 году чертежи этого здания были привезены с Кубы советским архитектором М. В. Посохиным в Москву. Здесь он представил их в качестве материалов проекта для четырех зданий-книжек, сформировавших южный фронт застройки главной улицы Москвы 1960-х – Нового Арбата. По всей видимости, во время этой же командировки Посохин имел возможность ознакомиться с планировочными решениями упомянутой выше гостиницы «Ривьеры». Сравнение поэтажных планов спроектированных им спальных корпусов курортного комплекса «Курорт Пицунда» (построенного к 1967 году) и гаванского отеля выявляют ряд схожих планировочных решений. Это постановка здания относительно береговой линии и компоновка номеров вокруг Т-образного коридора, что обеспечивает раскрытие всех номеров на море, расположение лестнично-лифтового узла и хозяйственных помещений, наконец, размещение на последнем этаже каждого корпуса ресторана с панорамным остеклением.

 

 

3-MM10-8-52

Градостроительная роль Украина-Ривьера

 

 

Возведенный в 1964 году на проспекте Мира в Москве по проекту скульптора А.К. Файдыша-Крандиевского и архитекторов А.Н. Колчина и М. О. Барща Монумент покорителям космоса представляет собой серебристую стелу в виде взмывающей вверх ракеты, у основания находится скульптура сидящего К. Э. Циолковского. Положение скульптуры относительно стелы и ее поза схожа с изваянием Хосе Марти у Гаванского мемориала. Это сходство может быть не простым совпадением, поскольку с 1960-го года М. В. Посохин находился на должности главного архитектора Москвы, и проект московского монумента, конечно, не мог пройти без его согласования. Возможно, композиционное решение статуи у запроектированного еще в 1957 году мемориала было подсказано авторам М. В. Посохиным.

 

 

3-MM10-8-53

Гаванская набережная-Малекон

 

 

Пример Гаваны в достаточной степени уникален. На Кубе в период 1920-х – 1950-х гг. возникли два диктаторских режима. Время самых страшных европейских тоталитарных систем – Гитлеровской Германии, Сталинского СССР и Муссолиниевской Италии, расцвета их так называемого «тоталитарного» искусства не совпало с кубинским тоталитаризмом. Тем не менее, архитектурный стиль монументального европейского ар-деко был воспринят на Кубе в наиболее либеральный период, а архитектура выбора – американский неоклассицизм и, в свою очередь, модернизм без помех подошли для воплощения главных зданий-символов тоталитарных режимов Мачадо и Батисты.

 

 

3-MM10-8-54

Башня ФОКСА-Новый Арбат

 

3-MM10-8-55

Ривьера-Курорт Пицунда

 

3-MM10-8-56

Монумент Марти-Монумент покорителям Космоса