Статья «Современность традиции»

В морозные крещенские дни в Санкт-Петербургской Академии Художеств состоялась выставка работ польского архитектора Ежи Устиновича «Храмы: Современность традиции». Название говорит само за себя: традиция не устаревает. Так считает архитектор из Белостока, создавший десятки проектов церквей для своей родины, Польши, а также для Белоруссии и России. Многие из них реализованы или реализуются, многие имеют конкурсные награды. Самая свежая получена Ежи Устиновичем в декабре 2013 года, когда он вошел в число десяти лауреатов открытого конкурса на концепцию современного православного храма в Москве.

 

Вопрос взаимоотношений традиции и новаторства стоит для современного православия достаточно остро. Ситуация усугубляется тем, что за 70 послереволюционных лет был полностью утерян опыт храмоздательства в России – наиболее крупной по территории православной стране. Поэтому естественно желание современных российских архитекторов вернуться к точке разрыва – к 1917 году, когда в архитектуре храмов доминировал модерн и историзм. И потребуется, вероятно, ещё много лет ученичества, прежде чем мы сможем ощутить творческую свободу внутри канона, подобно нашим предкам. В этом смысле опыт Польши, где строительство костёлов и церквей не прекращалась среди всех бурь ХХ века, где христианство всегда оставалось неотъемлемой частью народного самосознания, очень важен.

 

 

 

 

Ежи Устинович – архитектор уникальный: не только потому, что он, поляк, принадлежит к православной традиции. В нём смогли соединиться глубокий теоретик и активный практик, и каждая из сторон не ущемляет другую, а напротив, стимулирует и развивает. Родившись на стыке Востока и Запада и последовательно изучая «культуру пограничья» с её обострённым, акцентированным выражением конфессиональных особенностей, Ежи Устинович создаёт свою версию православного храма: укоренённого в традиции, но современного, образно полноценного, но без досадного привкуса бутафории.

 

В проектах Ежи ощущается глубокая культура: он охотно использует разнообразие типологии христианских храмов; апеллирует к византийской традиции иконостасов, к белокаменному узорочью домонгольских храмов Древней Руси, к стилистике романики и барокко… Полагаю, что это не произвол, не случайные цитаты, а вдумчивый, можно сказать, системный диалог с предшественниками, где наука и интуиция помогают друг другу. То приближаясь к историческим прототипам, то смело идя на обострение формы, цвета, и модернизацию материалов, Ежи Устинович совершает порой интереснейшие образные находки.

 

Одна из них относится к проекту церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Бельске Подляшском, победившему на московском конкурсе. Здесь вполне традиционно расположены на одной оси одноглавый крестово-купольный храм и колокольня. При этом высокая глава, благодаря остеклению барабана, превращается в прозрачный бельведер, со свода которого взирает сквозь стекло Христос Пантократор – не только на прихожан храма, но и на всех, кто находится снаружи. Этот прекрасный новаторский приём уподобляет живопись колокольному звону, распространяющему благую весть на весь прилегающий простор.

 

 

 

 

 

Кирпичная церковь Воскресения Господня в Белостоке – Солнечном Стоке воспринимается снаружи как сложный, семантически богатый, но цельный и компактный объём. Внутри же поражает размахом своего зального пространства, сплошь покрытого фресками. Этот приём, а точнее, подход, основанный на доминировании внутреннего пространства над экстерьером, имеет, в отличие от первого примера, богатую традицию, идущую от Константинопольской Софии. Однако сегодня он настолько позабыт, что воспринимается, как новаторство.

 

Можно дискутировать о степени внедрения в церковное зодчество бетона, стекла и других актуальных материалов. Лично мне ближе те из проектов Ежи, где преобладают кирпич, дерево, штукатурка… Современная прорисовка сама накладывает печать эпохи, а естественный материал, восприимчивый к прикосновению рук, сообщает произведениям теплоту и эмоциональность.

 

Особая тема в работах Ежи Устиновича – синтез искусств. Можно только удивляться, насколько органично чувствуют его соавторы-монументалисты специфику каждого конкретного проекта. Их стилистический диапазон колеблется между XV (золотым) веком русской иконописи и формальными европейскими завоеваниями века двадцатого. Безусловно, эти достижения также связаны с непрерывностью в развитии синтеза церковных искусств. О развитии храмовой живописи и архитектуры в Польше за последние сто лет Ежи Устинович рассказал в своём докладе, который состоялся после открытия выставки в одной из аудиторий старого академического здания. В своё время немало уроженцев польских земель обучалось в этой цитадели классицизма. Пожалуй, самой знаменитой фигурой, оставившей значительный след в искусстве как России, так и Польши, был живописец Генрих Семирадский. Выдающийся архитектор Мариан Лялевич, работавший в ХХ веке в обеих наших странах, также обучался в Академии Художеств. Представляется важным и символичным, что сегодня Академия способствует восстановлению ослабевших связей.