Шахта Цольферайн –
возрождение в культуре

Сведения об авторе:

Алексей Чадович – архитектор (Москва), аспирант МАРХИ.



Сегодня человечество находится в процессе перехода к постиндустриальной модели социально-экономического развития. Такой переход оставляет за собой могучие следы прошлого в виде неиспользуемых промышленных комплексов эпохи бурной индустриализации, разбросанных по разным странам и регионам. Они зияют черными пятнами на картах городов и населённых пунктов, формируя зоны социального отчуждения.

Первыми порывами в отношении современного использования таких заброшенных объектов были попытки их «хирургического удаления» и оживления их территорий путём нового строительства. Однако смена производственных сил, как правило, влечёт за собой и изменения в мировоззрении. Меняется отношение к промышленным объектам – в обществе признаётся их большое историческое и социокультурное значение. Это приводит к выделению их в отдельную смысловую категорию объектов индустриального наследия, требующих сохранения и современного освоения. Такими объектами могут быть сами производственные здания, энергетические комплексы, отдельные инструменты или механизмы, технологии, продукты производства и др.

Одним из распространённых и успешных вариантов их современного освоения является создание на их базе культурных и туристических центров. Такая метаморфоза является как бы функциональной проекцией нового пост-индустриального сознания на плоскость традиционного промышленного ландшафта.

Ярким примером такого переосмысления является «Тропа индустриального наследия» Рурского региона в Германии. Она основана на базе бывшего промышленного региона в западной части страны. После угольного и стального кризиса этот развитый промышленный регион пришел в упадок, его огромные заводы-гиганты, угольные шахты и прилегающие к ним рабочие поселения превратились в депрессивные территории. Сегодня это снова процветающий регион, основу которого составляют объекты культуры, туризма и образования. Всего в эту программу включено более 900 объектов различного масштаба. По официальным данным, около пяти миллионов туристов посещают этот маршрут ежегодно. 


«Тропа индустриального наследия» Рурского региона является частью туристического маршрута «Европейский путь индустриальной культуры» (European Route of Industrial Heritage – ERIH). Этот туристический маршрут включает в себя множество европейских стран и городов. Основными являются Бельгия, Великобритания, Германия, Дания, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Франция, Чехия и Швеция. Масштаб этого маршрута колоссален. Туристам предлагаются различные тематические сценарии и пути изучения объектов. Например, текстильная промышленность, добывающая промышленность, энергетика, металлургия, соляная промышленность, военная и т. д. Подробное освещение этого маршрута достойно отдельного материала и даже специального издания.

«Тропа индустриального наследия» Рурского региона включает в себя тринадцать основных промышленных населённых пунктов, более пятидесяти промышленных объектов, развитую транспортную сеть (железнодорожный транспорт, автомобильные дороги, велосипедные маршруты, речной транспорт) и множество точек притяжения людских масс. В 2010-м Рур был объявлен европейской культурной столицей. Именно переориентирование промышленного региона в сторону культуры, туризма и образования стало ключевым фактором в его оживлении.

Одним из главных экономических и культурных центров региона является город Эссен. На территории города расположена историческая каменноугольная шахта Цольферайн. История шахты насчитывает почти две сотни лет. В проектировании и строительстве ряда объектов шахты приняли участи представители знаменитой архитектурной школы Баухауз. Шахта являла собой образец передовой инженерной мысли в области добычи коксующегося угля и сталелитейного производства. Архитекторам Фрицу Шупу и Мартину Кремеру удалось создать передовые промышленные объекты, которые стали ориентиром для многих поколений промышленных архитекторов, как с точки зрения технологии и организации производственного процесса, так и с точки зрения новой промышленной эстетики. Сегодня шахта внесена в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Площадь территории шахты составляет около 100 га. На ней реализована программа перевоплощения бывшего промышленного комплекса в современный культурный, туристический и образовательный центр. Музеи, концертные залы, площадки для проведения мероприятий, общественные пространства и учебные корпуса составляют основу функционального каркаса современного комплекса. Для поддержания экономической привлекательности в комплекс внедрены офисные и торговые площади.

Проект генерального плана современного освоения шахты Цольферайн разработан нидерландским архитектурным бюро Office for Metropolitan Architecture (OMA) под руководством Рема Колхаса. Этот проект, по словам авторов, разрабатывался в тесном сотрудничестве со специалистами в области сохранения наследия. Какие-либо кардинальные изменения на территории шахты могли бы нарушить целостность восприятия и привести к утере её ценности как объекта индустриального наследия. Поэтому все приспособления и добавления новых элементов проведены с максимальным учётом сложившейся планировочной структуры. Вся окружающая застройка решена в виде блокированных домов и малоэтажных многоквартирных домов – это также соответствует исторической структуре рабочего посёлка. На первой иллюстрации приведён электронный макет всего комплекса Цольферайн. Вся территория условно разделена на три зоны – Коксовый завод, Шахта 1/2/8 и Шахта XII.

Много внимания уделено благоустройству и транспортной инфраструктуре. Создана возможность передвижения по развитой железнодорожной сети, на личном транспорте, на велосипедах или пешком. Такой транспортный подход прослеживается и на всей территории «Тропы индустриального наследия» Рурского региона. Она включает в себя около 400 км автомобильных дорог и 700 км велосипедных дорожек.

Производственные территории очищены от «промышленного мусора» и благоустроены. Некоторые технологические особенности добычи и обработки коксового угля умело использованы в благоустройстве территории. Так, бассейны для гашения раскалённого угля сегодня являются частью парково-прогулочной зоны, а в холодное время года используются как катки. Тема водных пространств поддержана в создании открытого летнего бассейна с небольшим деревянным пляжем.

Как уже упоминалось, внедрение новых зданий и элементов в существующую структуру проводилось с бережным к ней отношением. Это говорит о сохранении градостроительного контекста как элемента ценной исторической среды. Новые элементы и здания по масштабу и стилистике подчинены основному производственному комплексу. Главным композиционным элементом и собирательным образом всего комплекса является башня шахтного лифта (копёр), которая отвечала за опускание и подъём шахтёров. Особенно хочется отметить здание Музея Рура (Ruhr Museum), выполненное по проекту того же OMA, и здание Музея премии Red Dot Design Award, выполненное по проекту известного английского бюро Foster+Partners.

Музей Рура расположен в здании бывшего углеобогатительного завода. Здание хорошо сохранилось. Автором был добавлен лишь эскалатор, по которому осуществляется попадание в сам музей. Стилистика этого эскалатора близка к стилистике конвейеров для транспортировки угля. Материалы исполнения и яркая оранжево-красная подсветка подчеркивают его современность. Подсветка ассоциативно отсылает зрителей к образу расплавленной угольной руды. Тема такой подсветки пронизывает весь комплекс. Его промышленные, серые, мрачные формы наполняются иным «звучанием» при вечернем освещении. Освоение внутреннего пространства происходит по заданному сценарию. Поступательное последовательное изучение экспозиции относится к традиционной форме организации музейного пространства. Посетитель воспринимает его только в том ракурсе, в котором оно было заложено автором, независимо от личных качеств и предпочтений.

Музей премии Red Dot Design Award расположен в здании бывшей котельной. В музее размещается выставка победителей премии Red Dot Design Award – престижной и одной из самых крупных премий в области промышленного дизайна. Объектами промышленного дизайна или, как его ещё называют, дизайна для жизни могут быть предметы различного масштаба и материального достоинства – от скрепок и закладок до мебели и техники. Выставочная площадь составляет около 4000 кв. м. Музей собирает ежегодно около 200 тысяч посетителей. Автором предусмотрено внутреннее приспособление здания бывшей котельной и благоустройство его территории. Внешняя сохранность фабрично-заводской стилистики здания и его богатый, разнообразный внутренний мир, насыщенный произведениями промышленного дизайна, являют собой поистине британский «джентельменский» подход к объекту индустриального наследия.

Из новостроек на территории шахты можно выделить здание университета искусств Фолькванга (Folkwang University of the Arts), построенного по проекту японского архитектурного бюро SANAA.


Здание университета представляет собой бетонный кубический объём с хаотично расположенными оконными проёмами. Его монументальность и даже брутальность находится в эмоциональной и стилистической близости с промышленной архитектурой – происходит ассоциативный отсыл к образу горной породы или каменной глыбы. На первый взгляд, окна здесь расположены абсолютно хаотично. Тем не менее «оконный сценарий» всё-таки существует. Задумка автора начинает прочитываться при попадании внутрь объекта. Расположение окон подчинено одной идее – открытию лучших видовых точек и панорам промышленного ландшафта. Наличие таких видов за окном не может не влиять благоприятно на творческий процесс. В этом кроется новая парадигма восприятия промышленной архитектуры – она становится неотъемлемой частью культурной жизни современного общества.

В завершение хотелось бы акцентировать внимание на том, что приведённый пример современного освоения объектов индустриального наследия не единичен. Зарубежная практика создания туристических маршрутов, объектов культуры и образования на базе устаревших промышленных комплексов является устойчивой тенденцией. В отечественном архитектурном сообществе всё больше внимания уделяется нашему огромному индустриальному наследию и необходимости создания собственной стратегии его современного освоения. Так, например, по подсчётам автора, на территории Московской области находится около семидесяти средних и крупных исторических предприятий легкой промышленности. Большая часть из них не используется по назначению. В этом ракурсе наличие богатого зарубежного опыта является ценным материалом для возведения фундамента отечественной практики современного использования объектов индустриального наследия.