Энциклопедия храмов Закавказья времён расцвета

Рецензия Ирины Бембель на книгу: А.Ю. Казарян Церковная архитектура стран Закавказья VII века: Формирование и развитие традиции (Church architecture of the 7th century in Transcaucasian countries: Formation and development of the tradition). — М.: Locus Standi, 2012–2013. — 4 тома. Том I (2012) — 388 с.; Том II (2012) — 640 с.; Том III (2012) — 690 с.; Том IV (2013) — 340 с., илл.

 


Среди монографий об архитектуре, и в частности о явлениях средневекового зодчества, четырёхтомное исследование Армена Казаряна выделяется масштабностью охвата материала, последовательностью в решении вопросов и очевидными новациями. Основываясь на комплексном подходе, автор сочетает методы изучения иконографии и стилистического анализа, пытаясь достичь объективности в интерпретации художественного образа построек. Многообразная картина пространственных композиций храмов не определялась, на его взгляд, одними лишь признанными в науке методами работы средневековых мастеров с их склонностью к копированию и интерпретации существующих образцов. Творческое начало в работе архитектора не подчинялось общим закономерностям: именно на существовании этого фактора в развитии архитектуры стран Закавказья учёный настаивает. В центре внимания Армена Казаряна находятся идеи заказчиков и зодчих, в соответствии с которыми складывались композиции и образы храмов: от больших соборов до церквей камерного масштаба. Творческое начало способствовало комбинированию форм, вычленению из изначальной модели лишь конструктивной или образной основы для составления новых композиций.

 

Автор осознаёт, что такой всплеск активности и новаций не мог происходить в пространстве региона без учёта предшествовавшего и одновременного развития в соседних странах. Тем более, что ими являлись в первую очередь Иран и Византия, известные своими передовыми архитектурными идеями. Знание наследия этих стран, в особенности их творческих центров и провинций, непосредственно соседствовавших с Арменией, проявилось в интересных экскурсах в историю архитектуры Средиземноморья и Переднего Востока.

 

Вопросы исторического плана интересуют исследователя не в меньшей степени, чем искусствоведческий анализ. Попытка (причём в изучении архитектуры стран Закавказья, как признается автор во введении, чуть ли не первая) представления и последовательного исследования произведений и явлений архитектуры в форме исторического повествования, несомненно, служит успешному решению задач обоих этих планов. Применявшийся до сих пор принцип рассмотрения всего объёма этой архитектуры по типам решительно отвергается Казаряном. Большое введение в начале первого тома позволяет понять задачи исследования и позицию автора, основанную на комплексном изучении средневекового зодчества Армении, Иверии (Восточной Грузии) и Алуанка (Кавказской Албании) – трёх закавказских стран, связанных в эпоху раннего средневековья общей во многих чертах культурой.

 

Три первые тома посвящены развитию архитектуры этих стран в определённые исторические моменты VII века, определяемые правлением ярких личностей – католикосов и правящих князей, активно способствовавших созданию монументальных сооружений, преимущественно христианских храмов. Четвёртый том посвящён провинциальному зодчеству, отделяемому Казаряном от главных путей развития основной, «классической» традиции. Каждый из разделов монографии содержит не только большую обобщающую главу, но и соответствующую данному хронологическому отрезку часть грандиозного каталога памятников.

 

Рассуждения и выводы автора строятся на основе детального натурного изучения памятников, архивных материалов и на собственных обмерах. Основательность проводимых исследований подтверждается обширной литературой, на которую ссылается учёный.

 

Исключительный интерес приобретают и авторские реконструкции древних построек. Отдельное достоинство этой работы заключается в единственном в своём роде собрании знаков, которыми мастера-каменотёсы метили блоки перед их установкой. Это ценнейший археологический и эпиграфический материал, свидетельствующий и об уровне социально-экономических отношений в рамках артелей, и о географии передвижения мастеров по региону.

 

Особой признательности заслуживает то, что при общем теперешнем разъединении и политизации науки автор стремится к объективности и смотрит на предмет обобщённо, независимо и нетенденциозно. Также следует подчеркнуть крайнюю важность таких исследований для современного церковного зодчества ввиду очевидного обеднения, поверхностной формализации и выхолащивания формотворческого словаря. (Как обидно, например, что в России всё многообразие допетровской храмовой архитектуры часто сводится ныне к обезличенному «тоновскому пятиглавию»!). Фундаментальный труд Армена Казаряна обращает наш взор к истокам, показывая всё многообразие типов, композиционных приёмов, индивидуальных авторских интерпретаций времён расцвета христианского зодчества, даёт почувствовать необходимую творческую свободу внутри канонических ограничений, чего так сейчас не хватает. Написанная архитектором и снабжённая поясняющими рисунками и схемами, книга может явиться практическим подспорьем для современных храмоздателей.

 

Монография не только по всем параметрам отвечает строгим требованиям академического исследования, но и вызывает восхищение как своим фундаментальным подходом, так и самим предметом исследования, достаточно удалённым и «экзотичным» для российских читателей и в то же время неразрывно связанным с нашим зодчеством общей христианской традицией.

 

Большое резюме на английском языке позволит учёным, не владеющим русским языком, в достаточной мере представить себе методологические основы и результаты проведённого исследования.